В России широко распространены два вида воробьев: домовой, или городской, и полевой, или деревенский. На Кавказе и в Средней Азии водятся и другие виды.

Воробьев легко различить по размерам и окраске. Домовый воробей заметно крупнее полевого, с серой шапочкой, его самочка вся буренькая. От Заполярья до крайнего юга страны, в любом населенном пункте вплоть до крупнейших городов, можно зимой и летом встретить этого спутника человека.

Полевого воробья нетрудно узнать по коричневой шапочке и белым пятнам на щеках; самочки не отличаются внешне от самцов. Эта птичка в больших городах бывает только зимой, но зато в деревнях и небольших селениях она значительно обычнее, чем ее городской собрат.

Польза и вред обоих видов воробьев более или менее одинаковы. Поэтому с некоторыми оговорками их можно рассматривать вместе. Но польза и вред очень изменяются в зависимости от того, где живут воробьи: в саду, в поле, в большом городе. Очень сильно изменяется их хозяйственное значение в разное время года.

Один садовод писал, что воробьи, которых он привлекал синичниками в плодовый сад, не хуже синиц собирали вредных насекомых, даже вышелушивали их из середины поврежденной почки. Нет сомнения, что во время кормления птенцов воробьи в саду очень полезны. Впрочем, если речь идет о приусадебных садах в городах, в селах, где воробьи живут в ближайшем соседстве с человеком, они могут полностью переключиться на питание разными отбросами. Так оно обычно бывает в саду: синицы, горихвостки, мухоловки-пеструшки, если они гнездятся поблизости, с утра до ночи собирают насекомых, а многочисленные воробьи обоих видов предпочитают таскать корм для птенцов из миски у цепной собаки или из помойки.

Но вот появляются выводки молодых птиц, они летают по садам и дворам. И тут воробьи становятся явными и нетерпимыми вредителями: они поедают вишни, а если воробьев много, успевают «собрать» большую часть урожая.

В саду воробьи могут натворить немало бед и зимой. В теплые мартовские дни или даже в оттепель среди зимы они вдруг нападают на кусты крыжовника и красной смородины и объедают почти все плодовые и листовые почки. Они едят почку, как зернышко: склюнут, долго очищают ее от чешуек и съедают только крошечную сердцевину. Понятно, что один воробей может объесть целый куст крыжовника, а они ведь всегда кормятся стаей. И вот весь будущий урожай ягод оказывается уничтоженным за несколько часов, и не только урожай этого года: кусты с объеденными почками обычно долго болеют, многие ветки высыхают, и снижаются урожаи следующих лет.

Вот почему вредна и опасна зимняя подкормка воробьев (особенно домовых) близ ягодного сада. Воробьи собираются на подкормку иногда сотенными стаями и платят сердобольному хозяину черной неблагодарностью: объедают почки ягодных кустарников.

На юге нашей страны, особенно в республиках Средней Азии и в Нижнем Поволжье, воробьи — страшный бич земледелия. Объясняется это тем, что воробьев там великое множество. Иногда говорят, что если воробьев мало, то они не вредны. Это не так, просто вред от них малозаметен. Чтобы воробьев стало много, необходимы два условия: обильные зимние корма и наличие мест для гнездования. В Поволжье, например, в изобилии есть то и другое. Здесь много оврагов, засушливых земель, зарастающих сорняками: зимой воробьи кормятся их семенами. А гнездятся они в норах. По обрывам оврагов сизоворонки и щурки выкапывают себе норки для гнезд, а в последующие годы в них поселяются воробьи. А многие воробьи селятся просто в расщелинах обрывов.

В Сталинградской области часто колонии воробьев в оврагах насчитывают по нескольку сотен гнезд, а колонии иногда следуют одна за другой. Полевых воробьев здесь зовут лесными и не случайно: они держатся только там, где есть лесочки, полезащитные полосы или хотя бы кустарник по оврагам. И корм птенцам эти воробьи собирают на деревьях даже больше, чем на земле. Они собирают вредителей саженых сосновых лесов — личинок соснового пилильщика, ткача-пилильщика и сосновой совки; вредителей вяза и ильма – гусениц ильмового ногохвоста; вредителя лиственных деревьев и кустарников — гусениц лесной пяденицы. Эти злейшие враги южных лесопосадок составляют не меньше 70-80 процентов всей пищи птенцов. Как не оценить эту замечательную полезную работу воробьев, ведь других-то лесных птиц в здешних лесах среди степи почти совсем нет, и вся защита леса от вредных насекомых лежит здесь на полевых воробьях.

Но вот вылетает из гнезд молодежь второго вывода, и все изменяется. Сотенными, тысячными стаями собираются воробьи и начинают кочевать по полям всегда вдоль опушек лесков или по лесополосам. После посещения воробьями поля проса урожай оказывается съеденным полностью, и убирать нечего. Местами из-за воробьев здесь даже перестали сеять просо.

Мне приходилось видеть поле пшеницы после нескольких налетов воробьиных стай: по краю поля, вдоль полезащитной полосы, пшеница была уничтожена на 90 процентов. Кормящийся воробей садится на колос, выбирая наклонно расположенные растения. Под тяжестью птицы соломина сгибается до земли, и воробей выклевывает зерна, стоя на земле и придерживая колос.

Соломина при этом не ломается, а, отпущенная птицей, выпрямляется. Поврежденное поле поэтому, на первый взгляд, имеет самый обыкновенный вид, и, только осмотрев колосья, узнаешь, что они почти все пустые. Много времени и сил тратят колхозники Поволжья на борьбу с воробьями. На полях выставляют пеших и конных сторожей с трещотками и ружьями, но все это мало помогает. В иных колхозах вред от воробьев больше, чем от сусликов и других вредителей, вместе взятых.

Казалось бы, уж здесь-то пора уничтожить всех воробьев, раз и навсегда избавить от них поля. Но не погубим ли мы этим леса? Очевидно, сначала нужно готовить воробьям замену — привлекать, переселять других птиц, которые будут собирать вредных насекомых в лесу, но не будут вредить посевам. И это пора делать.

Ко всему этому можно добавить, что воробьи переносят различных клещей, хранителей болезней домашних птиц и даже человека.

Вот и оказывается, что только в большом городе, где воробью, собственно, и негде вредить, он оказывается, безусловно, полезной птицей. И польза его здесь может быть очень заметной, ведь, кроме городских воробьев, зачастую нет никаких других птиц, которые собирали бы вредных насекомых в парках, скверах и бульварах. К тому же воробей — чуть ли не единственная птичка, оживляющая и украшающая своим присутствием городские дворы и улицы.