Вертишейка — Jynx torquilla L.

Местные названия: «куйка» (звукоподражательное, Слуцкий район), «круцигаловец» (Витебск), «крутагаловец» (Пинск)

Птица величиной с жаворонка с очень сложным рисунком серого оперения. От настоящих дятлов отличается тем, что перья хвоста мягкие, не заостренные. Клюв не приспособлен к долблению и заканчивается конусовидным острием. Верх головы светло-серый, исчерченный поперечными темными полосами. По задней стороне шеи до середины спины идет темно-бурая полоса. Спина спереди светло-серая с мраморным рисунком. Задняя часть спины и надхвостье с таким же рисунком, на отдельных перьях буроватые наствольные штрихи. Плечевые перья и малые маховые рыжевато-охристые с мраморным рисунком, но со светлыми охристыми пятнами. По бокам головы над глазами проходят рыжеватые полосы. Горло и зоб охристые с тонким поперечно-струйчатым рисунком. Низ белый с бурыми пятнышками в виде «птичек». Бока и подмышечные перья охристые. Первостепенные маховые бурые с рыжеватыми поперечными полосками на внешних опахалах. Рулевые перья мягкие, серые, с мраморным рисунком, образующим пять поперечных полос на хвосте. Клюв и ноги буроватого цвета. Радужина красно-бурая. Самка по оперению почти не отличается от самца, но сверху более серая.

Вес и размеры: самцы (11) —вес 25—39 (37) г, длина крыла 82,1—92 (86,9) мм, хвоста 61—69,9 (65,2), клюва 13—15 (13,7) мм\ самки (6)—вес 33 г, длина крыла 84,1—95 (87,1) мм, хвоста 64,7—70 (66,6), клюва 13,8—15,5 (14,4) мм.

Широко распространенная гнездящаяся и перелетная птица во всех районах Белоруссии. В Полесье местами даже весьма обыкновенна. Держится в редколесье из мягких дуплистых пород — осин, тополей, верб. В сосново-дубовых лесах и чисто дубовых встречается реже. В ельниках и в глухих лесах не встречается. Это птица опушек и перелесков. Особенно охотно поселяется в пойменных лесах, в уремах, в парках и старых садах, не боится близости человека. Весною в большинстве районов прилетает в середине апреля или немного позже.

В Пинском районе прилет вертишеек отмечен между 15 (1901 г.) и 24 (1900 г.) апреля, в Витебском районе (с. Курино) несколько позже — между 16 (1925 г.) и 30 (1929 г.) апреля, в Лепельском районе (Фатынь) — 14 апреля (Мороз).

Средняя дата прилета для районов Полесья за ряд лет приходится на 20 апреля, причем отклонения от этого срока не более 5 дней; для Витебской области (за 5 лет) — на 28 апреля, разница в сроках прилета здесь 14 дней. В Гродненской области прилет вертишеек отмечен в более ранние сроки: 8 (1948 г.) и 5 (1950 г.) апреля (Семашко, 1956). Под Минском (в Заславле) в 1929 г. вертишейка впервые была слышна 28 апреля, а под Витебском в том же году — 30 апреля. Как исключение в Минске в 1927 г. ее слышали 19 марта. В Пуховичском районе (д. Антоново) массовый лёт вертишеек (по 1—3 птицы в стайке) наблюдался 1 мая 1929 г.

Весною птицы летят широким фронтом, чаще выстраиваясь по одной. С мест зимовок, как доказано кольцеванием (Луканус, 1919), возвращаются на старые места гнездований. Прилетевшую вертишейку легче услышать, чем увидеть. Но характерное свое «куй-куй-куй-куй» самцы издают не сразу после прилета, а спустя неделю и больше. В Беловежской пуще брачные крики их можно слышать 20—29 апреля, в среднем за 5 лет — 24 апреля (Гаврин).

Особенно крикливы вертишейки в пасмурные дни перед дождем, что и послужило поводом для народной приметы «куйка кричит на дождь».

Гнезда устраивают в дуплах осин, ольх, граба, дуба, груш, вербы. Дупла иногда бывают очень глубокие, но чаще мелкие и, заглянув в них, можно видеть и даже пересчитать на дне яйца или птенцов. Никакой подстилки в гнезде, кроме гнилой трухи, не бывает. Гнезда устраивают на разной высоте. Охотно занимают искусственные дуплянки. Под гнездо часто захватывают занятые дупла или дуплянки, причем яйца или птенцов первых хозяев дупла — синиц, мухоловок-пеструшек, горихвосток вертишейки выбрасывают. Подобное поведение вертишейки, выбросившей из дуплянки 11 яиц большой синицы, 13 мая 1920 г, наблюдал у себя в саду И. И. Мороз (Лепельский район). Начало кладки яиц в Лепельском районе (Фатынь) отмечено 23 мая (1920 г.). Насиживание началось 1 июня, птенцы вылупились через 11 дней, причем из 10 яиц 5 оказались болтунами. 30 июня молодые покинули дупло. В том же районе 25 июня найдена и свежая кладка из 8 яиц (Мороз). Неполные кладки из 4—5 яиц в Пинском районе В. Н. Шнитников (1913) находил 5 «июля» (вероятно, июня.—А. Ф.) и 4 июня или в последних числах мая. Кладка из 5 свежих яиц в Лунинецком районе найдена 29 мая (1951 г.), в Столинском районе 3 свежих яйца найдены 1 июня (1955 г.). В Гродненской области неполные кладки из 6 яиц найдены 8 июня, из 8 яиц — 27 мая (Семашко, 1956). Полные свежие кладки из 9—11 яиц в Беловежском лесу В. Ф. Гаврин находил 15 мая и позже. Число яиц в 13 гнездах колебалось от 8 до 12, в среднем 9. Кладка из 12 яиц найдена только один раз (6.VI 1951 г.). Под Славгородом (Могилевская область) брошенную кладку из 8 яиц мы нашли 10 июня.

Таким образом, кладки вертишеек в Белоруссии встречаются с 15 мая до 25 июня, максимальное число яиц в них 12. Яйца белые с розоватым оттенком (просвечивает желток). Размеры яиц (4) в одной неполной кладке были 18,5 на 15,5 мм.

В ранних кладках птенцы появляются в конце мая, но массовое вы-лупление обычно в первой половине июня. Только что вылупившихся птенцов в Лунинецком районе наблюдали 18 июня (1952 г.), в другом гнезде, найденном днем позже, у птенцов маховые перья были уже в трубочках. В Беловежской пуще летающих молодых В. Ф. Гаврин видел 27 июня (1951 г.). Оперенных молодых В. Н. Шнитников в Бобруйском районе видел 24 июня, а в Брагинском районе в гнезде, помещавшемся в ольховом пне на высоте 1 м, мы видели 10 голых птенцов вертишейки 28 июня (1930 г.). В бывшем Оршанском уезде (м. Любавичи Смоленской области) 25 июня (1913 г.) в дупле, сделанном дятлом в сухой ольхе на высоте 4 м, найдено гнездо с 4 оперившимися птенцами и 4 болтунами; 26 июня (д. Загорье) в дупле вербы находились птенцы с оперением «в кисточках» (Бианки, 1914).

Таким образом, сроки вылупления и развития птенцов вертишейки растянуты. Часть слабых птенцов погибает. Находясь в гнездах, птенцы вертишейки своеобразно шипят, вытягивают шеи, открывают клюв и трясут головами. Сидящая в дупле на яйцах самка также издает «змеиное» шипение, когда человек заглядывает туда (иногда достаточно только навести тень на отверстие дупла), сильно вытягивает шею, топорщит перья, шеей и головой имитирует движения змеи, чем сразу отпугивает нарушителя ее спокойствия.

После вылета из гнезда молодые держатся сначала выводком и некоторое время старые птицы продолжают их кормить. А. Штамм (1923) сообщает, что в Петриковском районе 7 июля видел молодых вертишеек, которых родители еще подкармливали.

Питаются вертишейки преимущественно муравьями, которых собирают необыкновенно длинным и клейким языком не только на стволах и ветках, но и на земле, прямо в муравейниках.

Осенний пролет не выражен, но уже со второй половины сентября они не встречаются (Семашко, 1956). Кроме полезных насекомых (муравьев), вертишейка поедает немало и вредных (тлей и др.) и тем самым приносит пользу. Однако несомненный вред она приносит, разоряя гнезда других полезных птиц: синиц, горихвосток, мухоловок-пеструшек, поползней, а также занимая дуплянки, развешанные для привлечения этих птиц.

В Белоруссии обитает номинальный подвид—Jynx torquilla torquil-la L.