Турухан — Philomachus pugnax L.

Местное белорусское название «батальён»

Средних размеров кулик с резко выраженным половым диморфизмом. Самцы и самки в брачном наряде отличаются оперением, окраской и размерами. У самцов весною имеются удлиненные украшающие перья, образующие по бокам затылка и передней части шеи так называемые «ушки» и «воротник». Лицевая часть головы не оперена и усыпана мелкими желтыми бородавочками («просом»). Перья «воротника» и «ушей» имеют различную окраску — рыжеватую, черно-синюю с фиолетовым или пурпуровым отливом. Реже встречаются особи с белыми и бледно-охристыми «воротниками». Двух одинаково окрашенных самцов весною невозможно увидеть. Самки окрашены скромнее и почти одинаково в течение года. Верх у них пестрый из темно-бурых перьев в центре с охристыми и беловатыми краями и вершинами. Низ белый. Ноги зеленовато-желтые или оранжевого цвета. Клюв и радужина темно-бурые. В летнем и ювенальном наряде оба пола окрашены одинаково.

Вес и размеры: самцы — вес 175 (VII)—228 (V) г, длина тела (3) 307— 326 мм, крыла (12) 154,3—190 (177,3), хвоста (12) 65,3—90 (72,5), цевки (9) 53—59 (55), клюва (9) 30,8—40 (34,8) мм; самки — вес 95,4—120 (104) г, длина тела 287— 326 мм, крыла 150,6, хвоста 51,8, клюва 31,1 мм.

Обыкновенная на пролетах, местами нередкая и на гнездовье птица. Особенно многочисленны турухтаны на болотах и в поймах рек Добрушского, Гомельского, Светлогорского и Брагинского районов Гомельской области. В большом количестве встречены в июне 1930 г. в Великоборском лесничестве (Хойникский район) на обширном осоковом болоте в урочище «Шовб», где, судя по поведению, гнездились, держались там постоянно.

Под Добрушем, Тереховкой, Кузьминичами (в бассейне Ипути) — это самый многочисленный кулик, гнездящийся как на небольших болотцах — круговинах, разбросанных среди полей, так и на обширных осоковых торфяных болотах с участками открытой грязи и зарослями крестовника (Senecio palustris).

Выводки молодых турухтанов мы встречали на заболоченном берегу р. Шпачихи (приток Хоропути) 6 и 8 июля 1929 г. Между Ксрмой и Добрушем, у оз. Ревучего (дд. Хатки и Вылево) и на окрестных болотах в июне и июле (1930 г.) турухтанов встречали участники каждой экскурсии. Под Слуцком в 1907—1913 гг. в окрестностях дд. Ячево и Лесу.ны ежегодно в дни открытия охоты наряду со взрослыми мы видели вполне летных молодых турухтанов с остатками пуха-на голове и с не совсем выросшими маховыми.

На Спериже (р. Брагинка) 25 июня 1930 г. добыта взрослая самка, отводившая от выводка нелетных молодых. 30 июня 1930 г. на лугу днепровской поймы у с. Верхние Жары (Брагинский район) пойман руками нелетный птенец турухтана.

В Витебской области тоже спорадически гнездящийся вид (Федюшин, 1926). В. Н. Шнитников (1913) отмечает, что в Пинских болотах турухтан — гнездящаяся птица «во многих местах на топких болотистых сенокосах», но не приводит дат о сроках гнездования или описания гнезд и яиц его «ввиду трудного доступа в места, где турухтаны обыкновенно располагают свои гнезда». Цедлитц (1920) также пишет, что на подходящих местах (Припятских болот. — А. Ф.) турухтаны часто гнездятся». И в Гродненской области турухтан гнездится в небольшом количестве на зыбучих, малодоступных болотах (Семашко, 1956).

Весною стайки пролетных турухтанов появляются в первой половине апреля. Сначала прилетают самцы, затем самки. В Пинском районе самый ранний срок прилета отмечен 7 апреля (1901, 1907 гг.) (Шнитников, 1913), 7 и 9 апреля (1917 г.) (Цедлитц, 1920). Последние стайки пролетных наблюдались нами 23 и 25 мая 1924 г. в окрестностях с. Юрьево Ло-гойского района Минской области.

Брачные игры между самцами (тока) начинаются спустя три недели после прилета, когда зазеленеет на болотах трава. В Пинске на разливе р. Пины мы наблюдали турухтаньи тока в начале мая (1914 г.). Происходили они на плавучих островах, на которых собиралось по 10—15 птиц. На более крупных островах их насчитывалось до 3 десятков. Во время драк петушки подпускают лодку на 10—15 м. В Мозырском районе на Волоховском болоте (д. Замошье) С. В. Кириков (1929) наблюдал тока турухтанов с 5 по 11 мая (1928 г.). Небольшие тока (5—6 птиц) мы наблюдали в мае 1941 г. в пойме р. Птичи между дд. Русаковичи и Пристань. Разгар токов приходится на середину и вторую половину мая.

О грандиозных токах турухтанов на болоте у оз. Стоячего (Светлогорский район) нам сообщили местные жители — лесники Слованского лесничества, по словам которых в 1931 г. на одном из токов в урочище «Хуторская канава» насчитывалось до 100 токовавших самцов.

В июне интенсивность уменьшается. В 1953 г. в Лунинецком районе стайки по 12—18 турухтанов попадались еще 21 числа.

Биологическое значение брачного полиморфизма турухтанов заключается в том, что брачный на1ряд самцов служит сигналом, помогающим самкам находить ток, поскольку турухтаны токуют беззвучно. Брачный наряд, очевидно, стимулирует у самок готовность к спариванию (Кистя-ковский,1949).

После окончания токов самцы кочуют отдельно и о потомстве не заботятся.

Гнезда устраивают на травянистых кочковатых торфяных болотах с участками открытой вязкой грязи и зеркалами чистой воды, окаймленными зарослями хвоща, лютика, куртинами веха (Cicuta) и крестовника болотного. Гнездо имеет вид глубокой ямки в земле. В кладке 4, иногда 3 яйца, имеющих в среднем размеры 43,97X30,7 мм (Гладков, 1951). Срок насиживания 20—21 день. При гнезде и птенцах находится только самка. В случае опасности она «отводит», т. е. отбегает в сторону от выводка, приспустив крылья, но поминутно останавливается и держится все время на виду у врага. Отбежав на некоторое расстояние, взлетает и начинает кружить, издавая негромкое кряхтение. Птенцы растут быстро, и в начале июля большинство их уже оперено и летает. Первое время летные молодые держатся выводками (по 3—4). С конца июля и в августе они начинают кочевать, примешиваясь к стаям чибисов и реже других куликов. С этого времени начинается и осенний пролет прибывающих с севера куликов. На песчаных косах и отмелях рек, на грязевых участках по берегам озер их становится тогда заметно больше. Увидеть турухтанов тогда не составляет трудностей.

Брачный наряд самцов сменяется в течение июня и июля, хотя нередко и в это время встречаются особи, сохранившие весенний наряд — «воротники» и «просо» — на лицевой части головы. Например, 16 июля (1929 г.) на Ипути (с. Вылево) нами добыт самец в брачном наряде. Только на шее, на боках и на спине начинали пробиваться перья летнего наряда.

У второго экземпляра, добытого 24 июля там же, также сохранились остатки весеннего оперения.

Кочующие и пролетные стайки турухтанов встречаются весь август и почти сентябрь. Последний пролетный экземпляр на оз. Ревучем в 1925 г. добыт 23 сентября. Наибольшее количество пролетных куликов нами наблюдалось там же с 12 августа и до конца месяца. Затем после перерыва они опять появились в конце сентября (Станчинский, 1929). В Минской области в Пуховичском районе (м. Дукора) пролет турухтанов отмечен в 1927 г. с 4 по 16 сентября, а в 1929 г. первые турухтаны на том же болоте появились 13 сентября. Сведения о добытых в БССР окольцованных турухтанах относятся к периоду их весенних и летнеосенних миграций. Гнездящиеся в Швеции и Финляндии птицы, улетающие на зимовку в район Средиземноморья, добыты по пути у нас 7 августа 1957 г. в окрестностях Бобруйска, а при обратном следовании 13 мая 1938 г. 2 экземпляра около Брагина, 9 мая 1959 г. в окрестностях Ува-рович, 9 мая 1957 г. около Зельвы, 18 мая 1960 г. в Березинском заповеднике.

Охотничье значение турухтана в Белоруссии невелико, так как специальной охоты на него нет. Стреляют этих птиц обычно во время бекасиных и дупелиных охот. Ловля птиц силками в БССР запрещена.

Мясо турухтанов, как и других куликов, отличного качества.