Lyrurus tetrix L.

Местное белорусское название «цецярук»

Птица средних размеров, легко опознается по общему куриному складу тела и особенностям оперения. Взрослый самец черный, белые у него только поперечная полоска на крыле—«зеркальце», подбой крыла и подхвостье. Хвост лирообразный. Самка несколько меньше самца, рыжевато-серая в многочисленных пестринах—рябая. Хвост сравнительно короткий с небольшой вырезкой. Тетерев летает быстро, часто машет крыльями, временами как бы скользит, с земли поднимается с шумом.

Вес и размеры: самцы — вес 1000—1500 (1260) г, длина тела 340—400 (370) мм, крыла 235—280 (270), хвоста 110—220 (180), цевки 45—70 (60), клюва 23— 25 мм.

Обычный оседлый вид.

Распространение тетерева претерпевало изменения. Сопоставление сведений 1927 г. с данными 1915 г. подтвердило, что площади обитания птицы (в разрезе лесничеств) сократились (хотя и мало) почти во всей восточной Белоруссии, за исключением Борисовского района.

Данные, полученные в 1952 г. для Полесья, также свидетельствуют о незначительном сокращении распространения птицы по сравнению с 1927 г. Оно ограничилось только двумя лесничествами, в которых тетерев перестал водиться. Это объясняется тем, что тетерев легче уживается с изменениями природной обстановки. Последнее подтверждается также материалами учета птиц на токах в апреле, проведенного в 1956— 1957 гг. в государственных лесах и лесах местного значения, охватившего примерно 2/3 территории республики. Они показали, что больше тетерева в северо-восточных районах БССР — в Витебской и северной части Могилевской области, а также в центральных районах Белорусского Полесья, в Брестской и Гомельской областях.

В восточных районах Гомельской области, юго-западных Брестской и почти на всей территории Гродненской области (кроме ее северо-западной части) тетерева мало. На 1000 га лесопокрытой площади приходится в Лиозненском районе 6 птиц, в Витебском 6, в Пуховичском 14, Дзержинском 11, Крупском 5, Любанском 5, Быховском 10, Белынич-ском 7, Гомельском 15, Петриковском 9, Светлогорском 6, Столинском 16, Кобринском 12, Ляховичском 10. На их территории, за небольшим исключением, сохранились лучшие в республике тетеревиные места.

Известны отдельные тока, на которых собирается более 30 и как исключение даже 60 птиц. На остальной территории количество птиц на 1000 га лесопокрытой площади ниже среднего показателя для всей республики—5. Число птиц на одном току колеблется от 5 до 20, в среднем 10—15. Не отличаются большим количеством тетерева заповедные территории. В заповедно-охотничьем хозяйстве «Беловежская пуща» в 1952 г. учтен 31 ток и подсчитано 142 самца, что в пересчете на 1000 га лесопокрытой площади хозяйства составляет 2,2 экземпляра. Число самцов на одном току не превышает 15 (Гаврин). Несколько больше птиц в Березинском заповеднике. Здесь в 1959 г. обнаружено 37 токов и подсчитано 264 самца. На 1000 га лесопокрытой площади приходится почти 4 экземпляра. В последующие годы количество птиц увеличивалось. В Беловежской пуще, например, в 1959 г. на 1000 га лесопокрытой площади приходилось самцов 2,6 экземпляра, самцов и самок вместе 4; в Березинском заповеднике в 1960 г.—соответственно 8 и 9,6 экземпляра. Содействовало этому расширение площадей молодняков по лесным вырубкам и охрана птицы.

Местами обитания тетерева являются небольшие участки смешанных и лиственных насаждений по соседству с болотами или среди них, негустые сосновые леса, а также моховые болота. Однако предпочтение тетерева отдают сосново-березовому мелколесью возле полей и на болотах. Как правило, больше тетерева там, где больше болотной сосны и молодых березовых лесов. Весной птицы придерживаются преимущественно опушек смешанных лесов и вырубок с молодой березовой порослью, летом—сосновых лесов-ягодников, верховых болот и лугов с кустарниками, осенью—верховых болот, лесных опушек при сельскохозяйственных угодьях, частично березовых лесов, зимой—березняков.

Тетерева—полигамы, пар не образуют. Способность к размножению появляется у птиц, по-видимому, в возрасте одного года. Обособление самок и самцов начинается с середины марта. Зимние стаи разбиваются, и птицы концентрируются поблизости от мест токов. Последние довольно разнообразны. Из 130 описанных в разных районах БССР токовищ 33% располагалось на полянах среди лесов (преимущественно сосновых) на суходолах, 8,3—в сосновых борах и среди разновозрастных лиственных лесов, 13—на моховых болотах, 2,4—на опушках хвойных, лиственных и смешанных лесов, 7,3—на сенокосах, 5,1—по лесокультурам, 8—на полянах, 14—на гарях сосновых и 1%—на гарях смешанных лесов. Известны тетеревиные тока на льду озер.

Несмелое бормотание одиночных косачей можно слышать уже в начале марта, иногда даже зимой. Настоящие же тока, связанные с вылетом птиц на токовище, начинаются позднее, зависят от погодных условий весны и состояния снежного покрова.

Многолетние (1948—1960) наблюдения за токованием птиц в различных районах позволяют считать крайними датами начала токов 15 марта (1953 г.) и 10 апреля (1958 г.), окончания 29 мая (1951 г.) и 6 июня (1958 г.), в среднем соответственно 26 марта и 2 июня. Разница в начале токов на юге (Полесье) и севере (Витебская область) 13—14 дней. Разгар токования повсеместно между 15 и 24 апреля. Продолжительность токов 65—66 дней.

Тока раньше начинаются на моховых болотах, а оканчиваются—на сенокосах (Кириков, 1929). Места токов постоянны. Если птиц не тревожат, тока существуют до 10 лет, даже больше. Впрочем, постоянство это относительное, не распространяется на токовища, расположенные на лесных вырубках, гарях и лесокультурах. Здесь в силу происходящей смены пород, быстрого естественного возобновления и роста молодняка тока смещаются иногда уже на 5-й или 6-й год.

Токование птиц происходит в известной последовательности. На крупных концентрированных токах в разгар токования самцы вылетают на токовище еще при полной темноте, в 4 час, иногда даже раньше. «Камнем» упавшие 2—3 птицы сидят на токовище неподвижно, как будто прислушиваются. С первыми проблесками рассвета самцы начинают «чуфыкать». Спустя 5—10 мин они приходят в движение, начинают бормотать. К первым севшим птицам присоединяются из зарослей другие самцы, которые приближаются «пешком», короткими перелетами или подпрыгивая. Самцы гоняются друг за другом, вступают в драки. Появление на токовище «кохающих» тетерок стимулирует ток. Драки между самцами усиливаются, бывают ожесточенными. Подобно домашним петухам, косачи бьют друг друга в голову клювом, вырывают перья. Случается, что по их числу нетрудно определить не только центр токовища, но и мощность тока.

На больших токах по оперению птиц можно заметить, что старые самцы держатся центра токовища, молодые—окраины. Прилетевшие на ток тетерки стремятся попасть к центру токовища, но случается, что их уводят молодые самцы. По этой причине не всегда удается заметить спаривание, но оно, несомненно, происходит и на току (весна 1923 г.— верхнее течение р. Птичи, Пуховичский район, Минская область; весна 1955 г.—Столинский район, Брестская область).

В этой связи нам кажутся малоубедительными доводы, встречающиеся в литературе, о том, что отстрел самцов на токах не может существенно отразиться на состоянии популяции, так как один самец спаривается с несколькими самками. Визуально это установить невозможно, а экспериментально не доказано.

Конец токования зависит от мощности тока и состояния погоды. В ясный погожий день на токах с участием 10—15 птиц токование прекращается между 8 и 9 час, на токах большей мощности последний косач оставляет токовище около 10 час. В холодные ветреные дни, при густых туманах и дожде токование происходит вяло и, едва начавшись, оканчивается.

На большинстве известных нам токов число самок было меньше числа самцов. Только на токах в Пинском районе на одного токующего самца приходилось 3,5, даже 9 самок, причем при смене места самцом самки постоянно его преследовали. Это связано, по-видимому, с чрезмерным отстрелом самцов на токах. К числу редких явлений относится посещение тетеревиных токов глухарками и спаривание их с косачами. Об этом сообщал М. А. Мензбио (1895). Помеси от такого спаривания— тетерева-межняки — известны и у нас. Два экземпляра их, по сообще-;нию А. Н. Курскова, добыты в Беловежской пуще, один 12 февраля 1932 г. у д. Дубой Брестской области (хранится в Пинском музее), другой 23 октября 1960 г. В. И. Шемпелем в Червенском районе Минской юбласти, где обнаружен среди стаи, жировавшей на поле. Внешним видом и оперением межняк похож на старого косача, но имеет глухариный и, следовательно, не лирообразный, как у тетерева, хвост и большие размеры.

Тетерева «бормочут» по вечерам иногда и летом. Эти редкие случаи отмечены 12 июня 1930 г. в Демеховском лесничестве и 1 июля у с. Крупки в Брагинском районе. Известно также осеннее токование птиц. Оно бывает между 15 сентября и 15 ноября. Для токования птицы избирают главным образом опушки лесов при посевах озимых, которыми нередко и кормятся. Осеннее токование кратковременное, вялое. Самцы «чуфыкают», «бормочут» и даже преследуют друг друга, но в драки не вступают, тетерки не «кохают». Осенние тока так же, как и весенние, происходят по утрам и лишь в теплые парные вечера октября бормочущих косачей можно услышать и в предвечернее время.

Тетерки гнездятся в разнообразных местах. Обследованные нами 13 гнезд найдены на моховом болоте, по опушкам сосняков-черничников и брусничников, в чистых сосновых борах, в молодняках на вырубках, среди кустарников в поймах лесных речек и даже в бели. Они находились поблизости (200—400 ж) от групповых токов, размещались, как правило, под каким-нибудь укрытием (кустом или деревом), были хорошо защищены травостоем или скрыты пологом близко расположенного дерева, тщательно замаскированы. Даже если гнездо демаскировалось, птица водворяла на место убранный материал, приводила гнездовую постройку по возможности в прежнее состояние. Примером тщательной маскировки является гнездо, найденное в сухом бору 15 мая 1959 г. у д. Крайцы в Березинском заповеднике. Для его постройки птица использовала углубление в почве, прикрытое сверху вершиной сосновой ветки, оставшейся в лесу после недавней рубки. Густой навес из игл хвои был подобием миниатюрного шалашика с одним отверстием к юго-западу, через которое птица уходила с гнезда и возвращалась. Кладка сверху почти не просматривалась, не могла, естественно, быть замеченной, хотя гнездо находилось в людном месте, недалеко от проезжей дороги. Как правило, гнезда тетерок находятся вблизи лесных тропинок или дорог (в 10—15 ж). Это находит свое объяснение в необходимости устройства птицами порхалищ, где птицы освобождаются от экто паразитов.

Выстилают гнезда птицы материалом, собранным поблизости (сухие листья, иглы, веточки и др.).

Находки 66 гнезд тетерева (21 обследовано) и состояние в них кладки свидетельствует, что птицы несут 5—13 и как исключение 14 яиц, обычно же 8—9. Средняя величина кладки, вычисленная по 53 гнездам с насиженными кладками (17 обследовано), 9. Тетерка несет по одному яйцу в день. Начало кладки в средней полосе республики отмечено в 1950 г. 20 апреля, в 1955 г. 16, в 1956 г. (поздняя весна) 26 и в 1957 г.

25 апреля. Кладка у птиц растянута. Все же у большинства птиц свежие кладки бывают между 20 апреля и 9 мая, насиженные—между 10 и 30 мая. Яйца бледно-охристые с темно-коричневыми пятнышками и крапинками. Вес яиц 22,5—29,8 г, размер (41) 35,0—37,0 на 45,7— 49,1 мм.

Опыт на одном из гнезд показал, что тетерка насиживает кладку 24 дня, сходит с гнезда три раза в сутки: ранним утром, в полдень и вечером.

Вылупление птенцов совпадает с окончанием токов, зависит не только от широты местности, но и от погодных условий весны и находится между 27 мая (1959 г.) и 7 июня (1959 г.). В. Ф. Гаврин для Беловежской пущи приводит сроки появления птенцов даже между 18 мая и 26 июня. В пойме р. Птичи свежая кладка из восьми яиц, найденная, например, 7 июня 1917 г. (Штамм, 1923), несомненно, принадлежала к повторной. Об исключительно позднем гнездовании тетерева и, как следствие, позднем появлении птенцов сообщил нам В. П. Клакоцкий, встретивший в Березинском заповеднике недавно вылупившихся пуховиков птицы 7 июля (1961 г.).

Вылупившиеся птенцы весят 24,2—25 г. Едва обсохнув, они следуют за самкой, могут клевать корм. Птицы чувствительны к холоду и влаге, поэтому активными бывают после спада росы. В возрасте 10 дней тетеревята летают, и соответственно с этим изменяется площадь обитания выводка. Первые встречи с летным молодняком отмечены 14 июня (1953 г.). Растет молодняк быстро, к середине июля достигает 60% ве_ са взрослых птиц. Например, в Брагинском районе в 1930 г. выводок тетеревов с воробья величиной отмечен 6 июля. Под влиянием неблагоприятных климатических условий и нападений хищников число птенцов в выводке сокращается. К открытию летне-осенней охоты (15 августа) в выводках бывает 5 или 6 птиц.

В конце июня самцы начинают линять, держатся обособленно в густых зарослях, ведут наземный образ жизни. Только к концу июля выбираются на чистые места—груды среди болот и лесные поляны. Происходит также линька молодняка, который уже в третьей декаде июля имеет четкие опознавательные признаки по полу. Выводки живут обособленно до конца сентября. С этого времени происходит постепенное их объединение, а со второй половины октября формируются зимние стаи. Многочисленными они бывают в декабре, когда в одной стае можно насчитать до 100 птиц и более (Демеховское лесничество). Такие стаи попадаются редко, обычны в 20—30 птиц. Четко выраженных кочевок стай не наблюдается, и там, где больше тетерева зимой, больше его и летом.

В холодные многоснежные зимы тетерева ночуют в снегу, для чего проделывают ходы. Вылетая из него для кормежки, они оставляют лунки, по которым легко подсчитать число птиц. Лунки располагаются на расстоянии 1—3 м одна от другой. При рыхлом снежном покрове тетерева закапываются очень быстро. Одна из замеченных нами стай после предварительного отдыха в кустарнике (Дзержинский район), опустившись на снег, исчезла за минуту. В районах с неустойчивым снежным покровом, как, например, в Полесье, тетерева не закапываются в снег. Они ночуют на деревьях, предпочитают загущенные сосняки, располагаются в срединной части крон.

Питаются тетерева главным образом растительными кормами, животные корма (жуки, гусеницы, муравьи, пауки) используются преимущественно молодняком в первые две недели их жизни. В. Ф. Гаврин (1956) в Беловежской пуще установил поедание птицами 30 видов растительных кормов. Анализ содержимого 79 зобов и 78 желудков птиц, добытых нами (1952—1960 гг.), подтвердил поедание птицами 69 видов растительных и 7 видов животных кормов. К первым относятся почки черной ольхи, почки, сережки и молодые побеги березы бородавчатой, почки осины, семена липы, листья ив, побеги, почки и сережки лещины, ягоды крушины, листья и ягоды калины, плоды малины, побеги, цветы, листья и ягоды черники, ягоды голубики и можжевельника, листья багульника, ягоды и листья брусники, плоды земляники, костяники, толокнянки, семена различных осок, соцветия пушицы, цветы сон-травы, головки хвоща, зерна гречихи, пшеницы, ржи и овса, соцветия кульбабы, листья и зерна мышиного горошка, цветы и листья фиалок, колоски трехзубки, цветы и листья ветреницы дубравной, головки различных видов лютиков и др.

При всем разнообразии потребляемых кормов тетерева предпочитают почки, сережки и побеги березы, почки и сережки черной ольхи, почки осины, ягоды и листья клюквы, черники и брусники. Большое значение в питании тетерева имеют многие луговые и полевые травы. Зимой тетерева кормятся преимущественно почками и сережками березы, почками черной ольхи, поэтому и концентрируются у лесных насаждений, образованных этими породами. Они охотно ощипывают шишечки сосновой «озими», а там, где есть можжевельник,— его ягоды. С появлением проталин и исчезновением снега весной тетерева питаются клюквой, соцветиями пушицы, листьями и побегами черники. В летнем питании преобладают луговые и полевые травы. Птицы кормятся, кроме того, земляникой, костяникой, черникой и брусникой. Таким же кормом питаются тетерева и осенью, хотя удельный вес луговых трав падает.

Основными врагами тетерева являются ястреб-тетеревятник, берущий птиц круглый год, но преимущественно на токах, а также лисица и в меньшей степени енотовидная собака. В. Ф. Гаврин сообщает, что тетеревов уничтожают также обыкновенный канюк и подорлики, а В. Н. Шнитников (1913) говорит об истреблении тетерева орлом-беркутом.

Тетерев—основной объект спортивной охоты, местами удачной, увлекательной и поэтому наиболее популярной.

Систематические заметки. Различают 7 подвидов тетерева, отличающихся «синевой» оперения и величиной белого зеркальца на крыле у самцов, преобладанием буроватого или светлого тонов в оперении самок. Птицы, добытые нами, по своим признакам не отличаются от полесских птиц из Украины (Кистяковский, 1957), очень сходны с птицами Кольского полуострова (Семенов-Тянь-Шаньский, 1960), относятся к подвиду североевропейский тетерев — Lyrurus tetrix tetrix L.

Зимой тетерева часто ночуют под снегом. Там теплее, да и от ветра и хищных глаз скрыт. Иной раз набежишь на лыжах на такую ночевку, а вокруг тебя, как мины, начнут «взрываться» черные косачи вместе с белыми фонтанами снега.

Тетеревиная спальня — это две норки в снегу: вход и выход. С выходом все ясно. Выспавшись под снегом, тетерев утром высунет из-под снега голову, оглядится и взовьется свечой. По краям лунки оставит два мазка крыльев. Когда особенно тихо — просто из снега вылезет и пошагает. А если тревога, то и не высовывается даже, а сразу взлетает, вздымая снежный фонтан. Это тоже все по следам видно, и загадки тут никакой нет. Но вот вход в спальню — загадка. Он ровный, овальный, без мазков крыльев. Будто круглый камень бросили сверху в снег. Охотники так и считают, что тетерева на ночевку камнем падают с дерева. Сложат крылья, сожмутся, грохнутся с высоты и, пробив грудью снег, останутся в нем ночевать.

Нырять в снег с дерева – вышки не страшно, если снег глубокий и рыхлый. А вдруг на нем наст? Или под снегом валежина, пень? Или до земли одна ладонь? Грохнешься с такой высоты и разобьешься насмерть.

Столько разных «вдруг», что невольно сомненье берет: а уж и в правду ли падают косачи в снег, как камни? Может, как-то иначе попадают они под снег? Но как?

Некоторые охотники твердо уверены, что не падают. Но как зарываются птицы, и они не знают . Это загадка тетеревов.