Русский народ очень меток на образные и точные выражения. Недаром он назвал всех осетровых красной рыбой. Слово «красная» здесь означает: ценная, лучшая, дорогая, первоклассная, первосортная.

Пожалуй, не было на Руси ни одного большого трактира, где нельзя было бы поесть стерляжьей ухи. Подавалась она в древности и к царскому столу и в избе рыбака не была редкостью.

И рыбка-то сама по себе неказистая, некрасивая, вся в жучках — мелких костяных пластинках: и по бокам, и на спине, и на брюхе в два ряда, а в каждом ряду их до 70 штук. Сама вся темно-серая, длиннорылая, рот где-то внизу, четыре усика торчат, маленькие, жесткие. И еще особенность есть: у стерляди, как, впрочем, и у других осетровых рыб, почти весь скелет хрящевой.

Осетровые — очень древние рыбы. Около 400 миллионов лет назад их давние предки уже жили на земле.

Невелика стерлядка по размеру. Ловилась все более полуметровая, весом около килограмма. Конечно, бывали и исключения. Попадались рыбы очень старые и крупные. Такие весили пуд, и длина у них была больше метра. Не так давно на Северной Двине поймали одну стерлядь. Оказалось, ей 29 лет. Ее можно назвать старушкой, так как в среднем стерлядь доживает до 12-15 лет.

Раньше эта рыбка была широко распространена. Жила она в реках, впадающих в Черное, Каспийское, Белое и Карское моря. Очень много ее было в Волге, Каме, в реках Сибири, особенно в Иртыше, Оби и ее притоках. Знали ее и за границей. Хотя только придунайские государства могли ее добывать сами — Румыния, Югославия, Австрия. А больше ее нигде и нет. 95 процентов стерляди добывалось на нашей земле.

Живет стерлядь в прозрачных водах, любит быстрое течение, чистое песчаное или каменистое дно, где откладывает икру. Когда весной, в мае, вода в реках прогреется, каждая стерлядка отложит от 4 до 137 тысяч икринок. Питается рыба ночью поденками, мошками, попадающими в воду, иногда и мотылем, собирая его со дна реки.

Стерлядь — пресноводная рыба. Она никогда не выходит из рек в море. Не любит эта рыба соленой воды. Но зато ее можно разводить в озерах и даже прудах. Посадишь туда мальков, а через год два выловишь рыбины по полтора килограмма.

На зиму стерлядь отыскивает места, где поглубже, и залегает. Всю зиму она не питается, живет за счет накопленных летом жиров.

Очень это ценная рыба. Но за последние десятилетия стала плохо себя чувствовать. Сточные воды разных фабрик и заводов загрязняют реки, и рыбе некуда деваться. А где отыскать чистую-чистую воду? Да и ловить ее стали очень много, так что в иных реках ее совсем мало, а в других и вовсе нет.

Правда, кое-где стерлядь еще сохранилась. И можно так сделать, чтобы ее опять стало много. Человек все может, если захочет! Заметили ученые, что нет стерляди в Печоре, пустили ее туда в 1928 году, она там прижилась и размножилась. Или другое. На Куйбышевском водохранилище сейчас стало много стерляди. А ведь не так давно и водохранилища не было. Сейчас же, как ни поднимут трал, так в нем, глядишь, полсотни — сотня рыб , и не мелочь какая-нибудь, а настоящая, крупная стерлядь! Значит, можно сделать так, чтобы она повсюду жила, в каждой чистой речке, в каждом водохранилище.