Сибирские меха славятся далеко за пределами России. Среди многих пушных зверьков, добываемых в наших лесах, особое место всегда занимал соболь. Это вполне понятно. По красоте, мягкости и пышности волоса трудно найти соперника меху из соболиных шкурок.

Еще 500 лет назад жители Белоруссии выплачивали князьям пошлину соболями. Но уже через 200 лет, к началу XVII века, соболей в Европе почти не осталось. И в глухих таежных просторах Сибири не смог соболь спастись от усиленного, ничем не ограниченного преследования человека. 300 лет хищнически истребляли соболя, и он сохранился только в самых отдаленных и труднодоступных участках тайги. В высокогорных глубоких расщелинах между камнями спасался соболь от охотника и лесных пожаров. В природе его оставалось очень мало, и возникло опасение, что он вовсе исчезнет, как исчезли туры, дикие верблюды и многие другие животные, истребленные человеком.

В первые годы Советской власти в созданных по инициативе В. И. Ленина заповедниках и многочисленных заказниках, которые были организованы во многих областях Сибири, в результате полного запрета добычи соболей численность этих ценных зверьков начала быстро расти. Стало совершенно ясным, что основной причиной исчезновения соболей был ничем не ограниченный промысел. В 1935 году Советское правительство вынесло решение о полном запрете добычи и заготовки соболиных шкурок на всей Территории Советского Союза сроком на пять лет.

И соболя стало больше. Зимой на пушистом снегу их следы стали встречаться в местах, где и старики не помнили о существовании этих зверьков. Охотоведы и ученые-биологи тщательно следили за ними. Разгадывали сложные узоры следов, которые оставляли соболи на снегу, летом увидеть зверька удавалось очень редко. На несколько месяцев уходили они в самые отдаленные участки тайги, где не было ни дорог, ни избушек. Преодолевая горные хребты и незамерзающие речки, в пургу и морозы изучали охотоведы жизнь соболя, и постепенно белая книга природы раскрывала тайны этого зверька, ставшего почти легендарным.

Так стало совершенно очевидным, что соболи охотно заселяют почти все угодья в тайге, а отдаленные высокогорные места, поросшие темной тайгой, которые раньше считались основным соболиным местожительством, были, так сказать, вынужденным убежищем зверьков, где охотникам не удалось их истребить.

Соболь вечно в поисках пищи, вечно настороже. То бесшумно, пригнувшись, подкрадывается он к полевке, то сидит, словно изваяние, около норки, где копошится что-то живое, то ветром несется за злобным белым горностаем. Ловит соболь бурундуков, рябчиков, глухарей. Но, как выяснили охотоведы, этот юркий зверек питается не только мясной пищей, ест он много ягод и кедровых орешков. При этом растительная пища иногда даже преобладает в его меню.

Соболь — хитрый и осторожный охотник. Он идет на разные уловки, чтобы скрыть свои следы, и даже пользуется заячьими тропами. Но есть у него странная привычка. На охоте он не пропустит ни одно лежащее на земле дерево. Обязательно пробежит по нему. Люди подметили это и стали ставить ловушки даже без приманки на бревно. Много зверьков так переловили.

Заметили ученые, что и характер у соболя изменился. Зверьки перестали драться за свои участки, стали перекочевывать в те уголки тайги, где корма много и где добывать его легче. Но наряду с этим выяснилось, что там, где появлялись соболи, исчезали колонки, намного меньше стало горностаев. Более сильный хищник — соболь вытеснял конкурентов.

Обширна тайга, и, как ни расселялся соболь, все же остались уголки, куда не смог проникнуть зверь: слишком далеко они были от его «дома». На помощь пришли люди. Они отлавливали зверьков в тех мечах, где их стало много, и выпускали на новые участки. Соболей перевозили на самолетах за тысячи километров. Всего в различные области Сибири выпущено более 18 тысяч зверьков.

В 1941 году промысел соболя был снова разрешен. В те времена стоимость его шкурок на международном рынке была очень высокой. Во время войны за несколько лучших соболиных шкурок мы могли купить легкий самолет или танк.

Но добыча соболя строго ограничивалась. Она была разрешена только в тех районах, где зверьков было много. Добыча соболя ограничивается сих пор. Для правильного определения количества зверьков охотоведы ведут учет соболя в угодьях охотничьих хозяйств, а ученые дают свои заключения: сколько соболей можно будет добыть в будущем сезоне. Иногда через месяц мех сменяется жестким волосом, таким же, как и у взрослых животных. Рождает бельков и ларга. А вот у антура новорожденный детеныш одет по-взрослому. От своей мягкой детской шубки он успевает избавиться еще до рождения. Поэтому сразу после рождения антуренок уже умеет плавать.