Tetrastes bonasia L.

Местное белорусское название «арабак»

Птица небольших размеров, с голубя. Своим названием обязана пестрому (рябому) оперению из черных, бурых, рыжих, серых и белых пестрин. На голове хохолок из удлиненных перьев. Хвост с темной предвершинной полоской и светлой каймой на конце. У самцов хорошо заметно черное, окаймленное белой полоской горловое пятно, или «галстук»; у самок его нет. Голос рябчика—мелодичное посвистывание. У самок оно передается как «тсиу-тсп-тситси», у самцов — «тсиу-тси». Встревоженная птица издает также частое «вит, вит, вит» (клекот).

Вес и размеры: самцы — вес 310—390 (354) г, длина тела 217—270 (245) мм, крыла 123—165 (155), хвоста 110—135 (125), цевки 38—45 (42) мм; самки (14)—вес 311—387 (345) г, длина тела 220—225 (224) мм, крыла 148—165 (153), хвоста 110—118 (115), цевки 40—46 (43) мм.

Обычный оседлый вид.

Распространение рябчика определяется, с одной стороны, границей лесов, с другой — составом предпочитаемых птицей насаждений. Это подтверждается анкетными данными из лесхозов и лесничеств, полученными нами в 1952 г. из Полесья и в 1956—1957 гг. со всей республики.

Рябчик отсутствовал в Молодечненском районе Минской области, Волко-высском, Свислочском, Вороновском и Ивьевском районах Гродненской области, Дрогичинском и Барановичском районах Брестской и в Рогачев-ском, Буда-Кошелевском, Мозырском и Брагинском районах Гомельской области, т. е. на территориях с минимальной для республики (15—25%) лесистостью. В последнем районе, расположенном в междуречье Днепра и Припяти, рябчик не был известен и в прошлом, лет 30—35 назад. На остальной территории рябчик есть, хотя и распространен неравномерно. В Витебской области он не помечен, например, в 5 лесничествах, в Гродненской, Минской и Могилевской — соответственно в 6, 7 и 1, в Брестской и Гомельской — в 10 и 16. Это объясняется не только воздействием человека на лес, но и хорошо заметной разницей в площадях, занятых еловыми и елово-лиственными насаждениями, большими на севере, меньшими или отсутствующими на юге. Между тем известно, что в Белоруссии леса с участием ели, будь это чистые ельники, субори, еловоольховые или елово-дубово-грабовые древостой, заселяются птицами охотно и предпочитаются всем другим.

Рябчики живут, кроме того, в ольшаниках, а также в дубравах и дубово-грабовых лесах. При отсутствии ели эти насаждения в отдельных районах, например в Речицком Полесье, образуют основные типы угодий птицы.

Непременным условием обитания рябчика в лесах является наличие подроста и подлеска из лещины, рябины, крушины или ивы, особенно если эти леса произрастают в понижениях возле рек и речек. Избегают птицы только белей и чистых сосновых древостоев, а если и гнездятся, как например в Полесье, то в виде исключения.

В северных районах республики численность рябчика большая, чем в южных. В Березинском заповеднике весной 1956 и 1957 гг. на 10 га елово-лиственного леса учтено 4 пары, а в Полесье весной 1956 г. в ольшанике на ту же площадь — только пара. В Беловежской пуще (Гаврин, 1956) в августе 1952 г. на 1000 га покрытой лесом площади приходилось 134 рябчика (учет выводков).

Значительная плотность рябчика в лесных насаждениях пущи, несмотря на ее южное положение, объясняется значительными площадями, занятыми здесь елью.

Независимо от состава насаждений рябчики держатся загущенных, нередко захламленных буреломом участков, не любят открытых мест. Наибольшее, по нашим наблюдениям, расстояние, которое птица преодолевает в полете между соседними участками леса, не превышает 300 м.

Вспугнутый рябчик или убегает по земле или, круто взлетев на ближайшее дерево, скрывается в густых ветвях, остается почти незаметным.

С конца марта по июль рябчики держатся преимущественно на земле, в другое время года птицы встречаются как на земле, так и на деревьях.

Жизнь стаями, характерная для многих наших птиц зимой, у рябчиков не выражена. Наибольшее число птиц в стае в это время года не превышает величины выводка. Разбивка выводка происходит в сентябре, и с этой поры до появления приплода следующего года (даже зимой) рябчики попадаются в большинстве парами.

С установлением весенних дней (иногда еще по снегу) у рябчиков начинается брачный период, хорошо распознаваемый по мелодичному, ни с чем не смешиваемому свисту птиц. В южных лесах Полесья его можно слышать 26—28 марта (1953—1956 гг.), в северных (Витебская область) — в первых числах апреля.

Ток — это перекличка (пересвистывание) птиц, сочетающаяся иногда с погоней самцов за самками. В обычные весны между 15 и 24 апреля (1955—1956 гг.) рябчики токуют особенно интенсивно, охотно идут на имитированный свист. Эта особенность птиц реагировать на позывной голос особи другого пола используется охотниками. В разгар брачных игр птицы приближаются к стрелку даже в том случае, если имитация свиста и не совсем удачная. Лучше на имитацию реагирует самец. Семенники добытых в разгар брачных игр птиц увеличены (по 12 измерениям в среднем): правый 9,9, левый 10,15 мм.

Спаривание птиц происходит на земле при наличии проталин в лесу. На средних широтах окончание токов (1956—1960 гг.) приходится на 26—27, на южных — 21—23 мая. Рябчики токуют также и осенью со второй половины сентября и в октябре, идут на пищик, хотя и менее активно.

Наши многолетние наблюдения за жизнью рябчиков, а также сборы
В. Ф. Гаврина (1956) дают возможность подробно осветить гнездование птицы (обследовано 28 гнезд в различных районах, известны находки 40 гнезд, сообщенные нам лесной охраной) и другие стороны ее биологии.

Гнездо рябчика — небольшое углубление в почве, выстлано сухими листьями лесной подстилки, хвоей или другим растительным мусором, собираемым поблизости. Диаметр гнезда 15—26, глубина лотка 4—9 см. Гнезда располагаются у комлевой части старых (ель, сосна, ольха) и молодых (береза, ель) деревьев, у основания кустов лещины, среди молодой загущенной поросли на небольших вырубках, а также у куч хвороста. Как правило, они хорошо защищены, ориентированы на юг или юго-восток. Рябчики, как и другие представители куриных, размещают свои гнезда вблизи (2—50 м) лесных тропинок и дорог, иногда достаточно людных.

Одно из обследованных нами в Полесье гнезд по характеру угодья, в котором оно находилось, и по особенностям маскировки не походило на все остальные. Оно найдено среди редкого, лишенного подроста и подлеска соснового леса, на ровном месте с восточной стороны у основания сосны. Для постройки гнезда птица воспользовалась нишей, образованной тремя короткими, лишенными зелени толстыми сучьями сосны, оставленными в лесу после рубки и опиравшимися на дерево. Сучья образовали миниатюрный шалашик (только с одним выходом), в котором и устроилась птица. Рябушка еще углубила ложе гнезда и оказалась незаметной со всех сторон. Она была защищена не только от холода и дождя, но и от пернатых и возможно даже от четвероногих хищников, для которых небрежно сложенные 3 сука в бору не могли быть чем-то привлекательным.

Рябчики несут 7—8 яиц, минимум 4, максимум 12 (известны 2 такие кладки). Яйца оливковые, с мелкими коричневыми крапинками и пятнышками. Размер 37,8—39,0 на 28,5—29,0 мм. Вес 11,9—12,6 г.

Начало кладки на средних широтах приходится на 25—27 апреля (1956—1959 гг.), на южных (Полесье, Беловежская пуща) — 15—19 апреля (1951, 1956, 1957 гг.). Свежие кладки повсеместно встречаются в последней декаде апреля и в первой декаде мая, насиженные — между 4 и 25 мая (1955—1959 гг.), а птенцы вылупливаются на юге 20—31 мая, на севере 1—6 июня. Исключением являются находки свежих кладок даже 6 июня (1959 г.) (Березинский заповедник), несомненно, являющихся повторными вместо утраченных первых.

Насиживает рябушка 19—22 дня с последнего отложенного яйца. Сидит на гнезде плотно, дает возможность приблизиться на любую дистанцию, а в отдельных случаях даже трогать руками; проявляет к гнезду исключительную привязанность. В Кошарской лесной даче в районе г. п. Столин рябушка не сошла с гнезда даже в том случае, когда в 5 м от него сжигали кучу хвороста и тепло от костра доходило до нее.
Вблизи гнезда с насиживающей самкой почти всегда обнаруживается самец, вероятно, проявляет некоторую о ней заботу. В Березинском заповеднике, сообщил нам А. Т. Хацкевич, он видел, как самец подносил насиживающей самке корм, а она, не слезая с гнезда, его поедала. В этом же месте (урочище «Поселье») мы добыли самку с выводком 2— 3-дневных птенцов. На другой день там же найден этот выводок и обнаружен самец.

Вылупившиеся птенцы весят 10,3—11,7 г. В первую декаду жизни они интенсивно растут, причем увеличение размеров крыла опережает прирост в весе. По этой причине уже на 8 — 9-ый день жизни рябчики («поршки») подлетывают. Встретившись с опасностью, они искусно прячутся среди зарослей и бурелома. Вынужденные же подняться, они разлетаются по прямой, так как хвост их к этому времени едва заметен и не может выполнять функцию руля. Во второй декаде с появлением настоящих летных способностей и расширением площади обитания выводка молодые рябчики сильно прибывают в весе, а рост крыла стабилизируется. К концу июля они весят 270—280 г, к концу августа достигают веса взрослой птицы.

Молодые рябчики, в особенности пуховики, весьма чувствительны к холоду и влаге. Оставшись на 25—30 мин без обогрева матери, они теряют активность, ежатся, а впоследствии и гибнут. Гибели способствуют и муравьи, которые тотчас же нападают на оказавшегося в одиночестве и потерявшего способность двигаться пуховичка и грызут его. Это говорит о потенциальной возможности гибели рябчат-пуховиков от выпаса в лесу скота, когда, потревоженные им, а нередко и пастухами, они лишаются заботы взрослых птиц. Кроме того, оставшись одни, ряб-чата писком привлекают четвероногих и пернатых хищников, которые п уничтожают их. По этим и другим причинам всегда имеет место отход молодняка. К концу августа в выводках бывает 5—6 взрослых рябчиков.

В 1948 г., говорит В. Ф. Гаврин, отличавшемся обилием дождей (Беловежская пуща), к августу погибло около 54% молодняка и соответственно число птиц в выводках в среднем уменьшилось наполовину. Молодняк заканчивает линьку в первой половине сентября, взрослые— во второй половине августа.

Взрослые рябчики питаются растительными кормами (вскрыто 120 зобов, 114 желудков птиц). По нашим данным, собранным в разных районах БССР, птицы потребляют 47 видов различных растений, а если включить и сборы из Беловежской пущи, то общее число видов растений достигает 58. Ведущими являются (в процентах от общего числа встреч) почки, сережки и побеги черной ольхи (15,7), побеги и молодые листья лещины (11,7), почки и сережки березы (6,8), почки, побеги и листья осины (3,5), семена граба (1,6), из кустарниковых и травянистых растений — побеги, цветочные почки, листья и ягоды черники (16,8), плоды и листья земляники (4,3), плоды и семена костяники (4,3), ягоды клюквы (2,1), плоды и семена жимолости (2,1), плоды малины (2,7), цветы и листья двух видов перелесок (2,1), семена майника (1,6), а также молодые побеги хвоща лесного (1,6). Другие виды корма (22,9) представлены различными лесными травами, частично кустарниками.

Значение ведущих кормов различно по сезонам. Примером может служить собирание рябчиками цветов перелески в апреле и малины в августе. У молодых летных рябчиков состав кормов почти не отличим от кормов взрослых птиц, у нелетных преобладают животные корма, главным образом мелкие насекомые.

Естественными врагами рябчика являются ястреб-тетеревятник, малый подорлик, черный коршун, обыкновенный канюк, обыкновенная неясыть, а из четвероногих хищников — куница, рысь, лисица и даже волк (Гаврин, 1956; Голодушко, 1958, 1959; Фолитарек, 1949; Федюшин, 1928, 1959).

Наблюдения в июне — июле 1947, 1948 гг. за 5 гнездами тетеревятника в Беловежской пуще показали, что за 82 дня эти хищники наряду с другими пернатыми уничтожили и 33 рябчика (в том числе только 5 взрослых). В тот же период аналогичные сборы были проведены и на трех гнездах канюка, причем оказалось, что эти птицы уничтожили 16 рябчиков. Исходя из этих данных и с учетом числа гнезд хищников в хозяйстве В. Ф. Гаврин рассчитал, что 45 пар гнездящихся в пуще тетеревятников уничтожают за 2 летних месяца 1080 рябчиков, а 75 канюков— 430. Б. 3. Голодушко говорит, что в 1957 г. гнездящиеся в пуще канюки наряду с другими видами животных и птиц истребили 500 молодых рябчиков.

Разумеется, подобные расчеты относительны, однако, судя по исходным материалам, они достаточно объективны при оценке степени воздействия этих хищников на популяцию рябчиков. Влияние канюка на численность рябчика сказывается преимущественно в годы депрессии мышевидных грызунов, когда из-за недостатка последних канюк переключается на добычу мелких птиц, в том числе и рябчиков. В такие годы канюки буквально преследуют рябчиков, в чем можно убедиться и визуально.

Охота на рябчика увлекательна. Добывают рябчика преимущественно на манок осенью, в другое время года нагоном на стрелка или при случайной встрече в лесу, попутно с охотой на других птиц. Добыча рябчиков весной запрещена.

Систематические заметки. Местных рябчиков мы относим к подвиду Tetrastes bonasia bonasia L. Ранее описанная на местном материале форма Tetrastes bonasia grassmanni Zed. L. (Цедлитц, 1920) признана синонимом упомянутого выше подвида (Михеев, 1952), так как определена главным образом по признакам индивидуального значения (рыжина в оперении).