В тропическом лесу зелень разлита повсюду. Даже стволы деревьев и те зеленые от опутавших их эпифитов папоротников и орхидей. Сказочным уголком кажется лес, когда распускают свои изящные и оригинальные цветки орхидеи – прихотливые красавицы тропиков.

Иногда на крошечном зеленом островке их цветет до сотни видов, расточая вокруг тонкий нежный аромат.

Орхидеи живут в лиственных лесах, взобравшись на деревья и раскинув вокруг множество воздушных корней. «Сидящие» высоко в кронах растения не могут достать воду из земли, и, если бы не корни, которые забирают влагу из воздуха, орхидеи не могли бы выжить в засушливые месяцы.

Цветки орхидей необычайно красивы, разнообразны по форме, окраске и размеру. Они не вянут два-три месяца и даже срезанные очень долго стоят в вазе. Но стоит пчелам или колибри опылить цветок, и он вянет очень быстро. В оранжереях садовники всеми способами стараются уберечь цветущие орхидеи от опыления: уничтожают в помещениях насекомых, а у самых редких экземпляров закрывают рыльце пестика ватой.

Семена орхидей настолько малы, что похожи на пыль. Ветер, даже очень слабый, далеко разносит их по тропическому лесу. Часть из них попадает в крону деревьев и прорастает.

В оранжереях же веками не удавалось выращивать этот цветок из семян. Приходилось снова и снова добывать его в тропических лесах Латинской Америки и Южной Азии.

Редкие красавицы ценились так высоко, что места находок особенно драгоценных сортов хранились в тайне. Десятки «охотников за орхидеями) собирали с опасностью для жизни высоко забравшиеся на деревья растения. Устраивались аукционы, на которых за новинку платили баснословные деньги.

Лишь в начале ХХ века ботаники установили, что для успешного прорастания семян необходим симбиоз особого грибка с растением. Семена орхидей развиваются несколько месяцев, а плоды еще дольше — до двух лет. Зародыш в семени очень мал, хил и не окружен запасной питательной тканью. И чтобы проросло семечко, необходимо, чтобы нити гриба проникли в зародыш. Без этого орхидеи или совсем не растут, или растут очень плохо.