Не встретите вы его ни в заснеженных тундрах, ни в глухомани таежных лесов, ни в горах, ни в бескрайних степях. Его родная стихия — беспокойные просторы Тихого океана и Берингова моря, побережья затерявшихся в тумане среди морских вод Командорских и Курильских островов, да еще маленький островок возле Сахалина — Тюлений.

Морской котик — тюлень. Но в отличие от обыкновенных тюленей его задние ласты подгибаются, и он может не только ходить, но и даже скакать по суше. Острую морду котика украшают пышные усы и большие выпуклые карие глаза, а все тело, кроме ластов, покрывает мех. Под верхним грубым волосом — остью – прячется нежный и чрезвычайно густой подшерcток. Когда зверь плавает, ость смыкается, и вода не проникает к подшерстку. Сколько бы ни находился зверь в воде, пусть даже целый год, подшерсток и слой подкожного жира надежно оберегают его от холода. С такой шубой котику не страшна ледяная вода.

Новорожденный котик весит около четырех килограммов. Взрослеют котики к шести – семи годам, а все подростки от двух до четырех лет зовутся холостяками.

Только новорожденные котики черной окраски – остальные же окрашены в серовато-коричневый цвет, а подшерсток и вовсе светло-коричневый. Поэтому-то шкурки котиков, прежде чем делать из них шапку или воротник, обычно красят в черный цвет.

Годовой распорядок жизни морских котиков строго разделен на два периода: лето они про водят в основном на суше, зиму — в открытом море. Расписание это соблюдается и повторяется из года в год.

Перенесемся мысленно на южную оконечность острова Медного или северную часть острова Беринга. В начале мая природа этих суровых островов оживает. Гомонят птицы в тундре, токуют куропатки, одна за другой проносятся беспокойные стаи пролетных куликов или уток. Из морских глубин на икрометание к берегам подходит рыба, за ней следуют тысячи осьминогов. В эту пору на берега выходят и первые взрослые самцы котиков — секачи. Сначала робко, осторожно, словно пробуя крепость каменистой или галечниковой отмели, потом все решительнее поднимаются они на берег, отряхивая воду, и подыскивают удобную площадку. В потасовках с соседями секачи ревностно охраняют свою территорию. В начале июня появляются самки. Они намного меньше самцов, весят всего 40-50 килограммов. Тогда как вес секачей бывает до 300 килограммов. Тесной группой окружают самки самца. У каждого владыки гарема собирается по 30-40, а то и 200 самок -котих. Издалека шум котикового лежбища удивительно напоминает возвращающееся с пастбища стадо. Мычат секачи. По овечьи блеют самки. Тонкими голосами ягнят кричат котики-малыши.

Котиковое лежбище лишь внешне выглядит сумбурным. На самом деле там все подчинено своим законам. И главный — сохранить потомство. На первый взгляд кажется, что маленькому черненькому котику здесь трудно уцелеть. Куда ни посмотрит он своими удивленными, словно вытаращенными глазами, везде живая стена котиковых тел. Но мать на страже. Первые 5-7 дней она зорко следит за малышом и оберегает его от нечаянного вторжения соседок или самца. Все дни детеныш питается очень жирным молоком и набирается сил. Когда мать уходит в море, окрепший черненький малыш остается в «детском саду». Он отползает подальше от воды на берег, где собираются сотни и тысячи таких же щенков. Через несколько дней мать каким-то, пока нам неведомым путем находит своего щенка и снова кормит его.

Через месяц малыши уже начинают учиться плавать, сначала у берега, а потом заплывают все дальше и дальше в море. Надо спешить. Ведь скоро им предстоит совершить длительное морское путешествие.

Между тем жизнь на лежбище идет своим чередом. Самцы секачи строго охраняют гаремы, не пускают маток на чужую территорию, а сбежавших возвращают обратно. Неопытному наблюдателю может показаться, что и управы на такого секача нет. Однако это не так. Особенно сильно разбушевавшегося владыку гарема вроде бы и небольшие по размеру самки быстро утихомиривают. Они кусают его за шею своими тонкими, как шило (видимо, для этого и приспособленными), клыками, и пыл вмиг слетает с такого сердитого «султана».

Когда тысячи и тысячи детенышей появляются на свет или проводят время в «детских садах», лишь голубому песцу да чайкам, собирающим, словно санитары отходы, дозволяется свободно разгуливать на лежбище котиков.

Даже человека не подпускают они к себе. Стоит ему подойти к гарему, как навстречу, свирепо фыркая и вращая налитыми кровью глазами, бросается секач. Поневоле попятишься назад. Но пройдет время. Щенки научатся плавать, и котики при виде человека уже будут пугливо спускаться в море.

Ну, а где же котики подростки? Их, как и всех молодых, влечет романтика странствий и открытий. Иногда они находят удобный островок, и, повзрослев, часть зверей остается там новоселами создавать новый котиковый «поселок». В основном же, повинуясь инстинкту дома, котики уже с трех лет частые гости того лежбища, где они появились на свет. Правда, секачи не подпускают молодых самцов к гаремам, и молодежь вынуждена вылезать на берег где-то рядом, образуя так называемое холостяковое лежбище.

До глубокой осени отдыхают котики на берегу. Они набираются сил и «переодеваются» в новую шубку. В ней-то они и отправятся в далекое путешествие.

С каждым днем редеют их ряды. Наконец остается всего несколько старых самцов и самок с детенышами. Очень уж им не хочется по кидать некогда приветливые берега. Но властная природа неумолима. Настанет день, когда в леденящую воду спустится последний секач, оглянется на берега, проревет, словно прощаясь, и кинется в пену гигантских океанских·накатов. А над опустевшим лежбищем летают и печально стонут чайки да голубой песец тявкает, подбирая оставленную котиками пищу.

Что же гонит животных? Прежде всего непогода. Сильные штормы. Дожди. Снег. А главное: основной норм котика,- рыба и осьминоги ушли в глубину, куда зверь нырять уже не в силах. За тысячи километров, лишь у берегов Японии, Кореи и Калифорнии, можно найти корм у поверхности моря. Сюда и устремляются котики. Как и перелетные птицы, они следуют извечными дорогами, двигаясь в основном ночью. Днем отдыхают, а утром и вечером кормятся.

Жизнь ·котиков в море отлична от береговой. Здесь они рассеиваются по безбрежному простору маленькими группками. Так им легче найти корм, легче спастись от страшного морского хищника кита косатки.

Промысел морских котиков начинается в июне — июле. В эту пору у зверей самый прочный и густой мех. Добывают только трех — четырехлетних самцов холостяков. Охота на них не сложна. Почти всегда они лежат отдельной группой по нескольку сот и даже тысяч зверей.

Судьба морских котиков, обладателей мягкого, изящного и самого долговечного меха, как и многих других ценнейших пушных зверей, полна трагических моментов. Когда-то в далекие годы на котиковых лежбищах Командорских, Курильских и Прибыловских островов обитали миллионы этих животных. Обилие зверя, которому, казалось, не будет конца, а главное — стремление нажиться, вызвали своего рода «котиковую лихорадку». И через 150 лет со времени открытия лежбищ морских котиков почти не стало.

И только международные соглашения, так называемые конвенции по охране котиков, спасли их от истребления.