Коростель — Crex crex L.

Местные белорусские  названия: «драч», «щзяргач», «дзяргун»

Птица несколько крупнее погоныша. От других пастушковых отличается светло-рыжей окраской. Тело коростеля с боков плоское, клюв короткий, высокий у основания, сжатый посередине с боков. Верх головы и спина буровато-серые. Спинные перья с продольными темными стержневыми пятнами и охристыми каймами, отчего общий фон спинной поверхности продольно-полосатый, гармонирующий по цвету и рисунку с сухой травой. Горло и шея спереди беловатые с охристым налетом. Грудь и зоб в центре серые, с боков рыжевато-охристые. Бока тела охристо-рыжие с белыми поперечными полосками. Верхние и нижние кроющие крыла, а также подмышечные перья охристо-рыжие. Подхвостье светло-охристое с белыми вершинами перьев. Клюв светло-рогового цвета. Ноги бледно-сероватые. Радужина ореховая или красноватая. Оба пола окрашены почти одинаково.

Вес и размеры: самцы (17)—вес (V) 148—161 г, (IX) 167—195 (165) г, длина тела 180—220 мм, крыла 135—145, хвоста 48—60, цевки 46—50 мм.

Обыкновенная, широко распространенная во всех районах гнездящаяся и пролетная птица. Поселяется на лугах, травянистых лесных полянах и делянках, на приречных сенокосах, избегая, однако, сильно увлажненных и мокрых мест. Поэтому в большинстве районов Полесья, где преобладают мокрые луга, коростель встречается реже, чем в центральных и северных районах Белоруссии.

Прилетают коростели в последней декаде апреля или в начале мая еще до появления высокой травы на лугах, поэтому сначала держатся в закрытых биотопах—в редком лесу и перелесках, в зарослях кустарников, ничем не выдавая своего присутствия. Между сроком прилета и первым брачным криком, по которому и узнают о присутствии коростеля, проходит значительное время—от нескольких дней до двух и более недель— в зависимости от хода весны и роста трав.

Самый ранний срок прилета коростеля в Белоруссии за 12 лет отмечен 20 апреля 1923 г., наиболее ранний крик—24 апреля 1926 г., самый поздний первый крик—23 мая (в 1913 и 1923 гг.). Но чаще всего коростели начинают кричать между 11 и 22 мая, в Березинском заповеднике в среднем за 7 лет—10 мая.

Начало размножения совпадает с первым брачным криком самцов, а это бывает тогда, когда подрастает трава, что метко выражено белорусской пословицей:    «Дзе    дзяргач дзярэ, там i каса бярэ» (Кириков, 1929). Весной и в первой половине лета трудно найти луг или травяное нетопкое болото, заросшую травой лесную вырубку или поляну, где бы нельзя было услышать скрипящий крик коростеля «дерр-дерр» или «дрр-дрр», повторяемый с небольшими интервалами много раз подряд. При этом голос коростеля слышится то совсем вблизи, то, замирая, начинает доноситься как бы издали. Это происходит, оттого, что кричащий самец, стоя на месте, поворачивается в разные стороны и время от времени перебегает с места на место в поисках самки. Но люди, знающие его по голосу, не все могут сказать, что видели самую птицу, настолько редко она показывается на глаза.

Заставить взлететь коростеля не так просто. Искусно таясь в траве, с необыкновенным проворством и быстротой бежит он, лавируя меж кочек, перед самым носом едва поспевающей за ним легавой собаки, сбивая ее со следа, пока не забежит в такую чащу кустов или высокую траву, из которой выгнать его невозможно. Но если все-таки это удается сделать и поднять его на крылья, то летит он неловко, трепыхаясь в воздухе, при этом задняя часть тела и длинные его ноги свисают. Пролетев небольшое расстояние, он снова падает в траву, предпочитая спасаться в ней пешком.

Брачный период у коростелей в Белоруссии начинается во второй половине мая, и тогда их крик уже слышится не только по утренним и вечерним зорям, но в разгар тока и всю ночь, возобновляясь время от времени даже и днем, особенно в пасмурные дни. Во второй половине лета, в конце июля, коростели умолкают, хотя и в это время иногда удается слышать «скрип». Поздно летом кричат, очевидно, самцы повторно гнездящихся пар. Судя по тому, что случалось поднимать во время крика с одного и того же места сразу 2 самцов, можно думать, «то между ними в это время происходят драки из-за гнездового участка. Постоянных пар коростели не образуют, и все заботы по устройству гнезда, насиживанию яиц и уходу за птенцами падают на самку.

Гнезда устраиваются на земле под нависающими ветвями ивового куста или среди размытых обнаженных корней старых верб или ольх, или на травяных кочках, но всегда хорошо скрытые. Поперечник гнезда около 15 см, лоток 11 —12, глубина 3—3,5 см. Гнездо имеет вид ямки, аккуратно выложенной сухой травяной ветошью, иногда мхом. Яиц в кладке чаще всего 9—10, реже 11 —12, в повторных кладках 5—8. Скорлупа их гладкая, блестящая, бледно-охристой окраски, с разбросанными поверхностными бурыми пятнами и точками и более глубокими лиловыми отметинами. Размеры яиц в среднем, по литературным данным, 37,35X26,75 мм, но 10 яиц из кладки в Лепельском районе, по нашим данным, имели размеры 38—39,7 X 26,3—27,9 мм. Свежие кладки у коростелей в Белоруссии находили 19 июля, 23 и 25 июня, 27 июля; насиженные кладки встречались 19 и 23 июня; пуховые птенцы—23 июня, 9 и 12 июля; почти летные молодые—17 июля; летные—31 июля. Насиживание продолжается 15—17 дней (Спангенберг, 1951). Из этих данных явствует, что в условиях Белоруссии по крайней мере часть коростелей гнездится дважды в лето, причем у них нет четкого периода размножения, и в течение лета можно встретить кладки яиц и птенцов любого возраста, что, по-видимому, обусловлено частой гибелью птенцов и кладок. Особенно много их гибнет во время сенокосов, продолжающихся с июня по сентябрь.

Птенцы коростеля покрыты черным пухом. В гнезде они остаются первые несколько часов, затем их уводят самки. Дней через 8—10 выводки распадаются, и молодые начинают вести самостоятельную жизнь.

Линька у старых птиц начинается в июле и продолжается до конца августа. В период смены маховых перьев птицы становятся нелетными, что продолжается, однако, недолго. У молодых линька бывает неполная и начинается позже, в сентябре и октябре. У старых птиц вторая, предбрачная, неполная, линька бывает с декабря по март на местах зимовок.

Питаются коростели преимущественно животной пищей—насекомыми, улитками, дождевыми червями, а осенью на полях зернами злаков. В 11 исследованных желудках птиц, добытых в июле, найдены остатки прямокрылых (кобылок и кузнечиков), семена ползучего лютика, растительноядные клопы (Самусенко). После скашивания травы на лугах коростели перебираются на поля. С конца августа и в сентябре, т. е. с началом пролета, количество их заметно увеличивается. Особенно часто они встречаются на картофельных полях, клеверищах, в посевах люпина и овса, нередки в это время и на огородах. Точных данных о сроках осеннего отлета у нас нет, но в течение сентября коростели в Белоруссии встречаются.

Охотничье значение коростеля невелико. Его в небольшом количестве добывают во время летних и ранне-осенних бекасиных и дупелиных охот, а также охот за полевой дичью.

Осенью коростель сильно жиреет, и мясо его в это время отличного качества. Местами (Западная Сибирь) эта птица является носителем возбудителя туляремии.