Клест-еловик — Loxia curvirostra L.

Местное белорусское название «крыжадзюб»

Плотного сложения птица размером со снегиря. В природной обстановке опознается по темно-красному с буроватым оттенком оперению у старых самцов, серовато-оливковому у самок и молодых птиц. Клюв большой и толстый, концы надклювья и подклювья перекрещиваются.

Вес и размеры: самцы (17) —вес (1) 39,5 г, длина тела (17) 100—130 мм, крыла 89—102 (96), хвоста 62—75 (66), цевки 16—20 (18), клюва 17—20 (18) мм; самки (15)—вес 39,5 г, длина тела 130 мм, крыла 92—102 (94), хвоста 60—75 (65), цевки 17—20 (19), клюва 17—20 (18) мм.

Оседлая, спорадически распространенная птица, обыкновенная на севере республики, в других местах попадается реже, тесно связана с чистыми ельниками и елово-лиственными лесами.

В южной половине республики, где ели мало, клесты встречаются редко и держатся не только в ельниках, но и в сосновых лесах. Для Ре-чицкого Полесья на это указывал, в частности, В. В. Станчинский (1929). В Полесье, например, за исключением одного известного нам случая (1948—1956 гг.), птицы встречались в сосновых лесах.

В феврале 1951 г. они отмечены в сосновых лесах Любанского района и в окрестностях Копаткевич, в мае — в Лунинецком районе. 15 июня 1953 г. жировавшую стайку из 14—17 клестов мы видели в Лунинецком районе, 27 июля 1949 г. стайка из 7 птиц отмечена на сосне в Хойник-ском районе, в июле 1950 г. клестов встречали в борах в окрестностях Копаткевич.

Клесты-еловики придерживаются елей только в период гнездования. В упомянутых случаях они держались стайками и, следовательно, либо не приступили к гнездованию, либо находились с выводками и кочевали г, поисках корма.

По свидетельству В. Н. Шнитникова (1913), клесты начинают кочевать выводками иногда (1903—1905 гг.) с середины мая и в это время попадаются там, где в изобилии их обычный корм — семена ели и сосны. Избрав группу плодоносящих деревьев, клесты посещают их до тех пор, пока не оберут. С вершин высоких елей доносится тогда своеобразное циканье кормящихся птиц, падают на землю чешуйки разделываемых шишек.

Клесты, как правило, кормятся на деревьях, и только однажды (сентябрь 1962 г., д. Изубрица, Верхнедвинский район) одна из птиц опустилась на землю и что-то разыскивала в лесной подстилке. Она была добыта, но в ее переполненном желудке ничего не оказалось, кроме семян ели (79 штук).

Во время кочевок клесты залетают иногда в лиственные леса и, как это подмечено летом 1929 г. на Гомелыцине и 21 июня 1925 г. в Лепельском районе (Фатынь), питаются почками тополя и галлами тополевых тлей.

А. К. Мордвилко (1929), изучавший питание клестов летом в Мозыр-ском районе (Скрыгалово), писал, что клесты отгрызают кончики веток ели с галлами — Chermes abieiis и, удерживая их лапой, отрывают чешуйки галл и выедают тлей из ячеек. Выеденный галл бросают на землю. Однако мелкие галлы — Cnciphaloides strobilobius Каlt. клесты оставляют.

В связи с тем что клесты питаются семенами ели и сосны, любопытно сообщение Д. Н. Кайгородова (1899). «Так как клест, живущий на свободе,— писал он,— поедает огромное количество этих семян (хвойных.—М. Д.), то все тело клеста, в особенности старого, иногда до того просмаливается, что после смерти оно долго противостоит загниванию, словно набальзамированное. Известны даже случаи, когда «мумии» старых клестов сохранялись в течение 15—20 лет без всяких признаков разложения… Впрочем, молодые клесты, а также и те из старых, которые более или менее продолжительное время не получали (например, в клетке) смолистых семян, а питались какими-нибудь другими веществами, начинают разлагаться почти так же скоро, как и всякая другая птица…».

В годы урожая шишек ели и сосны численность клестов увеличивается за счет прилетающих из северных и северо-восточных районов. В Беловежскую пущу клесты налетали летом 1947 и 1951 гг., но особенно много их было осенью 1954 г. (Гаврин).

Судя по оперению и размерам, в БССР обитает северный клест-еловик — Loxia curvirostra curvirostra L.