Камышница — Gallinula chloropus L.
Местные белорусские названия: «вадзяная курка», «вялшая вадзяная курачка»

Величиной почти с куропатку, но тело плоское, сжато с боков. Хвост вздернут. Оперение в основном матово-черное. Ноги длинные с такими же пальцами, из которых средний длиннее плюсны. На лбу голое красное пятно. Голова и шея тускло-черные. Спина и верхние конечности крыльев оливково-бурые. Брюхо аспидно-черное, посередине беловатое. На боках белые продольные полоски. Наружное опахало первого махового пера белое. Рули черные. Подхвостье белое. Ноги зеленовато-оливковые. Нижняя часть голени оранжево-красная. Лобная «бляха» и основание клюва (у взрослых) красные. Радужина красная. Самец и самка окрашены почти одинаково. У молодых окраска светлее, горло почти белое, шея и зоб пепельно-серые, лобная «бляха» желтоватая.

Вес и размеры: самцы — вес (IV) 235—309 (276) г, длина тела 265—329 (297) мм, крыла 161 —182 (169), хвоста 65,3—75, цевки 54 мм; самка — длина крыла 150 мм, хвоста ‘65,6 мм.

Широко распространенная гнездящаяся (единично зимующая) птица. В северных районах республики встречается реже, чем в южных. Населяет любой заросший камышом, рогозом или тростником водоем— озера, речные затоны и старицы, канавы, тростниковые мокрые болота, круговины и ольсы.

По ориентировочным данным В. Н. Шнитникова (1913), в Пинском районе камышница появляется в половине апреля или немного позже. В Беловежской пуще прилет ее отмечался между 5 (1952 г.) и 30 апреля (1949 г.). На р. Бобрике (Петриковский район) в 1953 г. прилет отмечен 18 апреля. В районе Гродно (1950 г.) самец этого вида был добыт 12 апреля, а в 1949 г. камышницу видели там же 10 апреля (Семашко, 1956). В Лепельском районе (оз. Луконец) камышница появилась 22 апреля (1925 г). С мест зимовок курочки прилетают, разбившись на пары, реже поодиночке. С конца апреля и в начале мая они приступают к постройке гнезд. Так, в 1922 г. на оз. Луконец строить гнезда они начали 7 мая. Гнезда сооружаются в виде уплотненной кучки прошлогодних кусочков ситника, тростника или рогоза где-либо на выступающей из воды кочке осоки. Лоток выстилается более тонкими травинками. Гнезда на кочках небольшого размера—12—16 см в диаметре в противоположность большим плавающим гнездам, устраиваемым на воде в виде плотика между стеблями камыша. Известны также гнезда камышниц, устраиваемые на разной высоте в развилках ветвей затопленных ивовых кустов.

Гнезда на кочках бывают хорошо укрыты заломленными внутрь и нависающими сверху стеблями сухой ветоши. У основания гнездовой кочки между стеблями бывает расширенный один или два выхода, которыми камышница пользуется, сходя с гнезда в воду и возвращаясь в него. Найденное нами в Брагинском районе 30 июня 1930 г. пустое гнездо камышницы (в гнезде были ее перья) располагалось среди небольшого болотца (пельки) тоже на кочке осоки, возвышаясь над водой на 20 см. Стенки и лоток этого гнезда были устроены из мха. Удобные места, достаточно укрытые и кормные, занимают несколько пар камышниц и их гнезда располагаются недалеко одно от другого, но на маленьких водоемах больше одной пары не поселяется.

Начало кладки яиц приходится на конец апреля или начало мая. Так, 13 мая (1903 г.) в Пинском районе в гнезде камышницы были обнаружены 7 уже довольно насиженных яиц (Шнитников, 1913); 18 мая 1951 г. в Сталинском районе найдено гнездо с 9 сильно насиженными яйцами, в Лунинецком районе 10 и 12 июня найдены гнезда, содержавшие по 9 насиженных яиц, и 14 июня—с 12 сильно насиженными яйцами. Возможно, часть этих кладок была повторной в результате гибели первой, потому что 10 июня (1930 г.) близ ст. Авраамовская (Хойникский район) на р. Вити нами добыт уже пуховой птенец, а 22 июня того же года на оз. Спериж встречен выводок с птенцами величиною с перепела, начавшими (на боках тела) оперяться. Одно- или двухдневных птенцов находили 2 июля (1952 г.), 10 июля молодые были величиной с воробья, 17 июля в другом месте обнаружены птенцы, которые не достигали и половины его. На р. Ипути (с. Вылево Гомельского района) 18 июля в одном гнезде найдены 4 яйца и 3 только что вылупившихся птенца. Исходя из многих таких данных, а также из того, что камышницы рано покидают своих подросших птенцов, можно предполагать, что часть птиц выводит птенцов дважды в лето и что птенцы первого вывода появляются в конце мая или в начале июня, а второго — в половине или в конце июля. Количество яиц в полных кладках колеблется от 6 до 12. Размер их, по Шнит-никову, 39—42 на 29—30 мм., по нашим данным — 42 на 32,5 мм. Окраска яиц пестрая, по оливкового цвета фону разбросаны неправильной формы темно-бурые пестрины и точки. Срок насиживания 19—22 дня (Спанген-берг, 1951).

Пуховые птенцы черного цвета с зеленовато-синим оттенком. Лобное пятно черное. Лапы черно-бурые. Первый палец крыла несет хорошо выраженный коготь. С первого дня пуховые птенцы хорошо умеют плавать, отлично нырять и прятаться в случае опасности. «Самка при приближении лодки,—писал Шнитников,—оставляла гнездо заблаговременно, но не отплывала далеко, а продолжала плавать среди соседней травы, непрерывно издавая тревожные крики, птенцы же все, не исключая и вылупившихся часа два тому назад, выскакивали из гнезда и суетливо прятались».

При выводках обычно бывают оба родителя, а в одном случае, пишет В. Н. Шнитников, пришлось наблюдать, как самец после гибели самки продолжал один заботиться о птенцах и вырастил их, держась все лето на одном, излюбленном заливчике.

Птенцов первого вывода рано покидают родители. Достигнув величины половины взрослой птицы, они разбредаются и ведут самостоятельную жизнь.

У камышниц, как и у других пастушковых, бывает одна полная линька. Начинается она во второй половине лета, когда взрослые птицы еще сидят на гнездах. У взрослых сменяется все оперение, причем маховые выпадают одновременно, так что птицы временно не могут летать. Тогда они ведут особенно скрытый образ жизни, почти не выплывая на прогалины.

Питаются курочки водными и болотными насекомыми, их личинками, пауками, ракообразными, а также моллюсками, которых достают со дна. В меньшей степени поедают растительную пищу—ряску, семена и зеленые части рдестов, роголистника и других растений.

Осенний пролет происходит в сентябре. По Шнитникову (1913), в Пинском районе в середине сентября камышницы встречались часто, но позднее он их не замечал. 14 сентября 1923 г. под Минском (Острошиц-кий городок) на небольшом озерке мы наблюдали еще 4 камышниц, сидевших на стеблях погнувшегося тростника и гревшихся в лучах восходящего солнца. Заметив человека, они стали быстро уходить, сначала ловко перебираясь по камышу, а затем, достигнув края заросли, спрыгнули в воду и быстро уплыли в прибрежную чащу хвоща.

Перед отлетом камышницы собираются в небольшие стайки, но самый пролет протекает незаметно, очевидно, потому, что они, как и другие пастушки, летят по ночам. На Днепре (Верхние Жары) последний молодой экземпляр камышницы нами добыт 17 сентября 1924 г., в Беловежском заповеднике—29 сентября 1951 г. (Гаврин). Осенний пролет камышниц продолжается до заморозков. По Цедлитцу (1920), отдельные особи в Пинском Полесье будто бы зимуют. Это, однако, требует проверки.

Хозяйственного значения камышница не имеет, специальной охоты на нее нет.

В Белоруссии установлена естественная зараженность камышниц туляремией (Рубанова, 1957, цит. по Павловскому, 1960).