Городская ласточка — Delichon urbica L.

В отличие от деревенской ласточки низ тела у нее чисто белый, надхвостье белое. В хвосте нет вилочки из удлиненных перьев.

Вес и размеры (Мекленбурцев, 1954): самцы (8)—длина тела 148—165 (155,5) мм, крыла 107—118 (110,7); самки (8)—вес (1) 19,45 г, длина тела 142—160 (150,3) мм, крыла (29) 104—115 (111,6) мм.

Городская ласточка живет не только в городах и городских поселках, но и в сельских населенных пунктах, устраиваясь здесь на гнездовье на каменных и деревянных строениях. В сельской местности она встречается не везде, местами даже редка и кажется спорадически распространенной.

В Гродненской области ее весеннее появление отмечено 14 (1948 г.), 10 (1949 г.) и 8 (1950 г.) апреля (Семашко, 1956), в Беловежской пуще— 16 апреля (1957 г.) (ранняя весна), в Минске, по нашим записям, 10 (1948 г.), 6 (1952 г.), 13 (1953 г.) и 3 (1954 г.) мая.

Городские ласточки гнездятся либо небольшими группами, либо образуют настоящие, из 2—3 десятков гнезд, колонии, размещенные на 1—2 соседних зданиях. С помощью кольцевания установлено (Мекленбурцев, 1954), что птицы возвращаются к прежним местам гнездований и даже по нескольку лет подряд занимают старые гнезда.

К постройке гнезд они приступают спустя 8—10 дней после прилета, заканчивают ее за 10—14 дней, а отдельные пары успевают сделать это даже за 7 дней. Гнезда строят вблизи одно от другого или бок о бок вместе, прикрепляют их под карнизами крыш, у оконных рам, над выступами дверных косяков и в других подобных местах. Для постройки гнезд птицы используют влажную землю, которую собирают на отмелях водоемов, по берегам канав и луж. Комочки земли последовательно накладывают друг на друга, скрепляют слюной. В качестве связывающего материала используют также мелкие кусочки сухих стеблей и листьев. От этого постройка становится еще более прочной. По форме она представляет бугорчатый полушар, который прикрепляется к одной или двум-трем поверхностям здания и открывается овальным или правильно округлым летным отверстием. Выстилку гнезда образуют перья, иногда сухая трава, пух от соцветий тополей, вата и другой отепляющий материал. В. Н. Шнитников (1913) писал, что в одном гнезде он видел довольно оригинальную выстилку. Она состояла исключительно «…из слоя серебристо-серой заболони, надранной птичками со старых гонтовых крыш и со стен деревянных строений, сверх которой аккуратно положены несколько штук чисто белых гусиных перышек». Особенно старательно птицы строят гнезда в предобеденное и предвечернее время. Причем строят их и самцы, и самки.

В полной кладке 5 яиц размером 19—20 на 13,5—14 мм. Яйца белые. Свежие кладки в гнездах бывают в конце мая (Гродненский район, 28.V 1948 г., 25.V 1950 г.) (Семашко, 1956), в начале и во второй декаде июня (Пинский район, 20.VI 1901 г.) (Шнитников, 1913), вылетают из гнезд молодые во второй половине июля (Беловежская пуща, 23.VII 1952 г., 19.VII 1953 г., 21 .VII 1955 г.). Гнездятся ласточки, как видно из этих данных, раз в году. Однако последующие наблюдения по фенологии кладки, сведения о которых собрал и любезно предоставил в наше распоряжение А. Гембицкий, позволяют внести в это мнение известные коррективы. Например, в Молодечненском районе 28 мая 1963 г. в трех гнездах обнаружены свежие кладки из 3 и 4 яиц; в Столине 13 июня в двух гнездах были 2-дневные птенцы (5 и 4); в Гродно 19 июня в одном гнезде найдены птенцы, в другом 5 яиц; в Кричеве 27 июня найдены 5 гнезд с кладками в 3 и 5 яиц; в Браславе 2 июля в 3 гнездах лежали яйца, в одном — птенцы; в Мядельском районе 29 и 31 июля 1962 г. в 3 гнездах были свежие кладки из 3 и 4 яиц, в одном — из 9 яиц, в 5 яйцах зародыши высохли, 4 яйца были свежими; из других гнезд колонии птенцы вылетели. Некоторые пары птиц, очевидно, при очень благоприятных условиях весны и более раннем прилете (в юго-западных и западных районах) успевают отложить две кладки в году.

Городские ласточки кормятся летающими насекомыми. С их исчезновением, вызванным внезапным похолоданием и продолжительными дождями, они оказываются в чрезвычайно трудном положении и гибнут. В этом отношении показательным было лето 1962 г., когда в первой половине июня почти повсеместно наступило резкое похолодание, сопровождающееся обильными дождями и даже снегом. Голодные истощенные птицы собирались стаями в укромные места. А. Гембицкий говорил, что 5—6 июня в помещение насосной станции рыбопитомника «Скок» (Мядельский район) через разбитое окно залетело несколько сот городских и береговых ласточек. Они уселись на трубах, сбившись там в кучи. Позднее здесь на полу было обнаружено полтора десятка их трупиков. Аналогичное явление наблюдалось в Пинском районе в 1901 и 1905 гг., когда, по словам В. Н. Шнитникова (1913), холодная погода стоила жизни не только городским, но и многим (гораздо более выносливым) деревенским ласточкам. «Так, 5.IX 1901 г. огромная, очевидно, пролетная стая городских ласточек, — говорил он, — с утра оказалась у нас во дворе, где они нормально не живут, причем птицы были в полном изнеможении, сидели неподвижно в защищенных местах и погибали десятками».

Отлетают городские ласточки в конце августа и в первой половине сентября, собираясь большими стаями. В 1954 г. в Минске они встречались в отдельных местах (р. Свислочь, мост, парк им. М. Горького) еще 9—11 сентября, но 13 сентября исчезли окончательно.