Деревенская ласточка — Hirundo rustica L.

У этой ласточки хвост вильчатый с очень удлиненными крайними перьями. Спина и хвост блестяще-черные с синеватым металлическим отливом; брюшко белое, иногда с охристым налетом по бокам; лоб, подбородок и горло рыжие, отделены от брюшка узкой черной полоской. Самки похожи на самцов, но окрашены скромнее.

Размеры: самцы (5)—длина тела 80—95 (87) мм, крыла 111—120 (116), хвоста 66—70 (69), цевки 9—11 (10), клюва 6—7 (6,5) мм.

Хорошо известная птица, тесно связана с населенными пунктами, гнездится в деревянных постройках, наиболее многочисленна в сельской местности, в городах редка, встречается на окраинах. Касатки любят воду и, по свидетельству В. Н. Шнитникова (1913), прилетают весной раньше в те местности, где есть вода, и позже появляются там, где она отсутствует. Это заключение, конечно, условно, но оно лишний раз подчеркивает тяготение птиц к воде.

Прилетают касатки в апреле, раньше появляются в западных и юго-западных районах, позже — в восточных и северо-восточных. Об этом говорят многолетние наблюдения за их прилетом.

Например, в Гродненский район (1948—1950 гг.) ласточки прилетают между 4 (1950 г.) и 9 (1949 г.) апреля, в среднем 7 апреля (Семашко, 1956); в Пинском районе (1898—1904 гг.) их прилет отмечен 10 апреля (1900 г.), 3 мая (1902 г.) и 14 апреля (Шнитников, 1913); в Беловежской пуще (1952—1958 гг.)—9 (1952 г.), 27 (1954 г.) и 20 апреля; в Быховском районе в д. Лазаревичи (данные Головацкой за 1895— 1927 гг.) — 17 апреля (1920 г.), 6 мая (1902 г.) и 27 апреля; в окрестностях г. Горки (1924—1938гг.)—21 (1937г.), 8 (1932 г.), 2 мая (Шкляр, 1962); в Березинском заповеднике (1949—-1952, 1955—1960 гг.)—13 апреля (1951 г.), 4 мая (1949 г.) и 26 апреля.

В южной половине республики массовый лёт касаток наблюдается примерно около середины апреля, в северной — в третьей декаде этого месяца.

В годы с неустойчивой весной, когда бывают заморозки и даже выпадает обильный снег (20—22.V 1952 г.) и в связи с этим исчезают насекомые, ласточки оказываются в бедственном положении. В поисках корма и укрытий они массами ютятся у водоемов пли вылетают на луга, защищенные лесом. В нормальные же по погодным условиям весны они спустя неделю после прилета приступают к постройке гнезд, заканчивают их к середине мая. Случается иногда, что постройка гнезда продолжается и при начавшейся кладке.

Так как места, избираемые птицами для гнездования, а также и характер гнездовых построек касаток известны многим, мы ограничимся лишь изложением фактического материала, касающегося кладок птицы, времени их появления и вывода птенцов.

В полной кладке касатки 4—5 яиц. Размер их (5) 14,0—14,2 на 17,6— 18,3 мм. Яйца белые с мелкими коричневыми пятнышками преимущественно на тупой части. Касатки гнездятся дважды в году. В первых кладках больше яиц, во вторых меньше. Сроки насиживания не выяснены. По литературным данным, они зависят от погодных условий, колеблются от 13 до 18 дней, обычно бывают 13—14 дней. С 15 по 25—26 мая в гнездах касаток наблюдаются неполные и полные свежие кладки. В последние дни мая и в первые дни июня они уже насижены. Примерно в середине июня и во второй половине этого месяца из гнезд вылетают птенцы. Свежие кладки второго поколения касаток появляются во второй половине июня, а массовый вылет молодняка — в первых двух декадах июля. Так, в д. Кошара-Ольманская Столинского района в гнездах касатки, обследованных 26 мая 1953 г., было в двух по 5 свежих яиц, в одном 3. В 10 гнездах, обследованных нами 26 мая 1956 г., были свежие кладки по 5 яиц; в Пинском районе в гнезде касатки 8 июня 1901 г. кладка оказалась насиженной, а вылетающие из гнезд молодые попадались 26 июня (Шнитников, 1913); в Беловежской пуще начало кладки в гнездах отмечено 13 мая (1952 г.), вылет молодняка из гнезд— 28 (1953 г.), 11 (1954 г.) и 8 (1957 г.) июня; в Гродненском районе первые свежие кладки в гнездах попадались с середины мая, вторые — с 20 июня (Семашко, 1956).

В д. Кошара-Ольманская Столинского района в 1956 г. вторые свежие кладки (20 гнезд) находили в первой половине июня, а массовый вылет молодняка из гнезд начался 9 июля. В этот день птенцы вылетели только из одного гнезда (из числа осмотренных), а к 15 июля — из всех остальных. В Березинском заповеднике (д. Кветча), расположенном севернее указанных местностей, свежая кладка из 3 яиц была в гнезде 17 июня 1961 г. Бывают, конечно, и исключения. Например, в гнезде, обследованном А. Штаммом (1923) 24 июля 1921 г. недалеко от Копаткевич, птенцы начали вылупляться только 11 августа, т. е. на месяц позже, чем появляются выводки второго поколения.

Слетки касаток держатся поблизости от гнезд, устраиваются на телеграфных проводах, коньках крыш и в первые 7—8 дней вместе со взрослыми возвращаются к гнезду. Родители подкармливают их и, кстати сказать, весьма искусно это делают на лету. Характерно, что в этот период как молодые, так и взрослые касатки не избегают лиственных деревьев, собираясь иногда на них в очень большом количестве. Окрепший молодняк стаями вылетает в поймы рек, к водоемам, где и ночует по зарослям тростника.

С появлением летных молодых второго поколения касатки объединяются в стаи, которые особенно многочисленными бывают в августе. Образование таких стай предшествует отлету. Начинается он в сентябре, заканчивается в последней декаде этого месяца. В окрестностях Минска касатки исчезают к 15 сентября. Отдельные пролетные экземпляры встречаются и позже. На самых северных границах, например в Верхнедвинском районе, в 1962 г. они замечены даже 25 сентября. В этот день за 4 час утренних наблюдений у оз. Изубрица пролетели только две касатки, а на день раньше над озером держалась сотенная стая этих птиц. В Пинском районе осенний пролет касаток наблюдался 23 сентября (1916 г.) (Грассман, 1918), в Беловежской пуще—4 сентября (1954 г.); последние птицы замечены 9 (1961 г.), 1 (1950 г.), 5 (1955 г.) октября и 30 ноября (1958 г.). Летят касатки большими стаями. В. Н. Шнитников говорил: «Я наблюдал на ночлеге в камышах по р. Пине около д. Евлаши многотысячную пролетную стаю этих птичек: определить число птиц в стае не берусь, но их было так много, что их щебетание в предрассветной тишине было слышно на расстоянии двух верст от места ночлега стаи».

Местные птицы принадлежат к подвиду европейская касатка — Hirundo rustica rustica L.