Дальневосточный кедр не любит одиночества, почти всегда его сопровождает многочисленная лесная свита. Рядом с великаном кедром можно увидеть и серебристую аянскую ель, и белокурую пихту с нежной синеватой хвоей, и амурскую липу, и маньчжурский ясень, и ребристую березу, у которой кора свисает вдоль ствола длинными витыми стружками. А по долинам рек растут огромные ильмы, тополя и совсем диковинные деревья — амурский бархат с пробковой корой и маньчжурский орех, чьи ветви напоминают пальмовые.

В таком лесу летом жарко и сыро, словно в оранжерее. Травы и кустарники так буйны, что кажется, будто ты попал в тропические джунгли. Стволы кедров и пихт увиты лианами актинидий, лимонника с кистями ярко-красных целебных ягод и дикого амурского винограда. Сюда приходят искать знаменитый корень женьшень, здесь растет более 300 видов ценных лекарственных растений, множество медоносных трав. Одних только съедобных грибов в этих лесах почти 100 разновидностей!

Шишки корейского кедра в три-четыре раза крупнее, чем у сибирского, а орехи такие большие, что не сразу и раскусишь. С такого дерева собирают уже не один, а несколько мешков шишек. Велика ли площадка в один гектар — 100 на 100 метров? А лесоводы подсчитали, что хорошие кедровники
дают иногда почти полтонны орехов с одного гектара!

Младший брат кедра — кедровый стланик. Это уже не дерево, а приземистый корявый кустарник. Он растет и на вершинах высоких гор и прямо на голых камнях, где дуют сильные ветры. Это деревце-куст можно увидеть в горах Восточной Сибири, у побережья Тихого океана, на Камчатке и острове Сахалине. Долго карабкался я по каменистым склонам Сихотэ-Алиня, прежде чем добрался до зарослей кедрового стланика. Согнутые ветрами и холодом, его крепкие стволы стелются над самой землей. Зимой их целиком заносит снегом. Через кедровые заграждения трудно пробраться даже медведю. А в низовьях Амура кедровый стланик растет не только по горам, но и на низинных моховых болотах. Хотя шишки кедрового стланика лишь немного больше, чем у обычной сосны, в них тоже есть питательные и вкусные орешки.

Все лето дожидаются звери и птицы, когда начнут поспевать у кедра орешки. Больше всех собирает орехов таежная пестрая птица кедровка (или ореховка). Крикливую и беспокойную, ее всегда услышишь там, где есть кедр. Сядет кедровка на ветку и выбирает из шишки орехи. А то возьмет шишку клювом , унесет куда-нибудь подальше и расклевывает на пеньке или колодине. Но кедровка не просто так орешки щелкает — она их запасает «на черный день», на зиму. Унесет в своем горловом мешке несколько десятков орешков сразу и закопает их в мох где-нибудь в укромном месте. А кедру только того и надо. Ведь его тяжелые семена не переносят ни вода, ни ветер. Не могут они прорасти и из шишки-сундучка, если кто-нибудь их не вынет оттуда. Вот кедровка и разносит семена по всей тайге, трудится до самой зимы. Часть этих запасов найдут птицы, много кедровых орешков съедят мыши и белки, но некоторым из них посчастливится: они доживут до весны и прорастут, чтобы через десятки и сотни лет стать могучими деревьями. В Сибири часто можно видеть, как на старых гарях среди осин и березок поднимаются молодые кедры, всегда по 4-5 стволиков вместе. Это кедровка закопала осенью орехи в мох, да и забыла. А орешки-то проросли.

Поздно осенью кедровые шишки от ветра и дождей осыпаются на землю. Тогда много работы у таежного народца: мыши, бурундуки, белки, хлопотливые серенькие птички поползни — все запасают орешки на зиму. Пробежал полосатый бурундук, перенес за щекой орешки в свою кладовую, но по дороге несколько семян выронил, а они закатились под моховую кочку и потом проросли. Белки и мыши тоже иногда роняют где-нибудь орехи. Так мелкие зверьки помогают кедру.

А вот на кучке опавших шишек хозяйничает старый глухарь. Там два молодых рябчика лакомятся орешками. Нелюдимый ворон тоже прилетел их отведать. Дятлы и поползни устраивают специальные кузницы в коре старых деревьев. Даже крохотные синички и пищухи умудряются поедать кедровые ядрышки.

Хозяину тайги — бурому медведю надо съесть немало маслянистых зернышек, чтобы накопить под шкурой жир на всю долгую сибирскую зиму. Щелкать орехи медведю лень, и он жует их вместе с шишками и скорлупками, а весною норовит разграбить норы хозяйственных бурундуков.

Драгоценный пушистый соболь – тоже любитель кедровых орешков. Всю зиму кормится орешками пепельная красавица белка. Дикие кабаны разрывают снег под кедрами, ищут зимою шишки для пропитания. Так кедр кормит все лесное зверье.

И людям хочется попробовать кедровых орешков. Для многих сибирских ребятишек они вкуснее конфет. Осенью сотни жителей отправляются в кедровники — орешничать. Кто половчее, на кедр залезает, другие собирают опавшие шишки под деревьями. Потом эти шишки колотят палками или крутят в особых барабанах, чтобы выбить орехи, трясут в больших самодельных решетах — очищают от сора, сушат на ветру. Это очень тяжелая работа, но еще труднее вынести орехи из тайги. Узкая таежная тропа вьется по горам через лесные заросли, болота и бурные речки, где даже привычным сибирским лошадкам пройти нелегко.

Но не одними орехами, ягодами, грибами, целебными травами богаты кедровники. Кедр хранит наше «мягкое золото» — замечательную сибирскую пушнину. Кедровые леса — самые лучшие охотничьи угодья. В них много соболей, белок, глухарей, сюда приходят на отдых медведи и маралы. Только в дальневосточных кедровых лесах бродят последние в нашей стране знаменитые уссурийские тигры.

Если собрать у кедра смолу, можно получить из нее скипидар, канифоль, замечательный кедровый бальзам, без которого не обойтись биологам. А из хвои кедра готовят лечебный экстракт.

У кедра великолепная древесина красноватого оттенка, из которой можно сделать не только мебель, но и самые тонкие музыкальные инструменты. Сибиряки говорят, что в посуде из кедра не скисает молоко, а в кедровом шкафу никогда не заводится моль — таковы удивительные свойства этой древесины, пропитанной душистой смолой.

Древесина кедра незаменима для изготовления карандашей. Каждый карандаш это маленький кусочек кедра, он таит в себе ароматы сибирской тайги.

Кедр — сильное и щедрое дерево, а кедровые леса — настоящие таежные кладовые, полные несметных сокровищ.

Приближается осень, а за нею и долгая сибирская зима. Вершины Саянских гор скоро побелеют от первых снегопадов. Вновь тяжелеют на кедровых ветвях шишки копилки, снова наполняется тайга посвистом бурундуков, криками кедровок, перекличкой подрастающих рябчиков. Скоро таежные сопки и пади огласятся трубными призывами оленей-маралов, примолкшая тайга услышит лай охотничьих собак и раскаты выстрелов, а затем опустится на широкие лапы кедров вместе с новым снеговым убранством величавое зимнее молчание.