Черношейная поганка — Colymbus caspicus.
В брачном наряде легко узнается по пучкам удлиненных золотистожелтых, расположенных около глаз и расходящихся кзади перьев. Верх головы бархатисто-черный; на темени такого же цвета хохол как бы из ровно («под бобрик») подстриженных перьев. Спина, шея и горло черные. Грудь и брюшко атласно-белые. Второстепенные маховые белые. Бока тела и подхвостье рыжевато-ржавые. Клюв чуть вздернут. Радужина красновато-оранжевая. В зимнем наряде удлиненных перьев на темени и золотистого пучка перьев за глазами нет.

Вес и размеры: самцы (12)—вес 330—430 (368,7) г, длина тела 310—336 (321,1) мм, крыла 120—141 (131,6), клюва 19—26, цевки 38—48 мм; самки (7)—вес 300—400 (345,7) г, длина тела 315—321 (318,6) мм, крыла 118—136 (127,3) мм.

После большой поганки черношейная чаще других встречается в БССР как на гнездовье, так и на пролетах. Но в целом это немногочисленный, местами даже редкий вид.

По данным В. Н. Шнитникова (1913), она очень часто попадается в гнездовой период в Пинских болотах, особенно обыкновенна здесь на пролетах. О. Цедлитц (1920) считал эту поганку для тех же мест немногочисленной, но и не особенно редкой птицей. Я. Доманевский (1918) за время короткого пребывания в Пинском районе (с. Завишье) встречал ее несколько раз на озере и на р. Пине. «Вероятно, гнездится»,— заключает он. По нашим данным, в Полесье это немногочисленный гнездящийся и пролетный вид. Здесь найдены и описаны гнезда этих поганок в 1952—1953 гг. на рыбоводных прудах в хозяйстве «Лахва» Лунинец-кого района. В Беловежской пуще, по Гаврину, «крайне редкий пролетный вид», но в Гродненской области В. В. Семашко (1956) считает ее обыкновенной на пролетах, допуская гнездование в южной и юго-восточной частях области. В Гродненском краеведческом музее хранится большое количество чучел этой птицы, причем разных возрастов и сроков добычи.

Сведения о гнездовании черношейных поганок в восточных районах Белоруссии мы собрали во время работы Полесской зоологической экспедиции в 1930 г., в частности для окрестностей с. Бабч»н Хойник-ского района, где они гнездились на мокрых кочковатых болотцах (пелях) среди песчаных полей. До этого, 14 августа 1926 г., Д. Шейко в окрестности с. Скрыгалово на Припяти добыта молодая поганка в ювенальном оперении.

Летом 1929 г. ее гнездование установлено также в окрестностях с. Морозовка Гомельского района, где И. Н. Сержанин 1 августа добыл нелетного птенца этого вида. В Витебской и Могилевской областях на гнездовье не найдена, но, судя по общему географическому распространению вида, может гнездиться и там. То же относится и к северной части Минской области, где 12 августа 1946 г. на оз. Нарочь добыты два экземпляра этих поганок. В южной ее половине и в окрестностях Минска (Острошицкий городок) гнездование черношейной поганки несомненно. Наиболее ранняя встреча весною отмечена 7 апреля 1927 г., когда в Горках Могилевской области пойман залетевший на территорию Сельскохозяйственной академии экземпляр этого вида, поступивший в Зоологический музей академии. В. Н. Шнитников для окрестностей Пинска первую встречу этой поганки отмечает 25 апреля 1903 г.

Грассман (1918) наблюдал появление 15 особей черношейных поганок на озере около д. Кончицы Пинского района 15 апреля 1916 г. Птицы держались здесь 10 дней. 20 апреля нам были доставлены самец и самка этого вида, застреленные на разливе Днепра под г. Оршей.
Таким образом, весенний пролет черношейных поганок в Белоруссии протекает в апреле, осенний — в октябре. По В. Н. Шнитникову, наиболее поздняя дата,, когда они были встречены под Пинском,—18 октября 1904 г. Не исключена возможность даже зимовки отдельных особей на незамерзающих участках полесских рек, доказательством чего служит случай, когда 19 февраля 1956 г. в окрестностях д. Речицы Сталинского района поймана эта поганка на реке. Чучело птицы хранилось в Сталинском музее.

В отличие от большой поганки черношейные для гнездования выбирают небольшие водоемы, заросшие по берегам тростником, рогозом, аиром и другой растительностью, но с участками открытой воды посередине. Гнездятся обычно колониями.

В Гомельской области в окрестностях с. Тереховка мы встречали их летом на открытых мокрых осоковых болотах (круговинах), заросших по берегам и внутри куртинами тростника, ситника и аира, но всегда имевших участки открытой воды. Гнезда плавучие, в виде кучки беспорядочно нагроможденных частей болотной растительности, около 20 см в диаметре, на 2/3 погруженные в воду. Лоток неглубокий, мокрый.

Начало яйцекладки в первых числах июня, в отдельных случаях она может происходить и в конце месяца. Полная кладка состоит из 4 яиц, реже из 5—6 и очень редко из 8 яиц. На рыбоводных прудах «Лахва» 29 июня 1952 г. найдены 3 гнезда, располагавшиеся друг от друга на расстоянии 3—6 м. В каждом было по 3 яйца, в двух гнездах яйца были слабо насиженные. Очевидно, насиживание начинается до окончания откладки яиц, в результате чего выводки состоят из птенцов разного возраста. Размер 9 яиц в среднем 45X29 мм, вес около 23 г. Яйца имеют бугорчатую поверхность белой окраски с синеватым, кофейным или коричневым оттенком. В 1953 г. в том же месте 21 июня встречались молодые. Добытые при выводках две взрослые птицы оказались самцами. У пойманной 1 августа 1929 г. в окрестностях д. Морозовки Гомельского района молодой поганки маховые перья были еще в трубочках, голова и шея покрыты пухом.

Черношейная поганка не пугливая птица, спокойно плавает по открытой воде или среди редкой водной растительности и лишь изредка затаивается в камышах. В случае опасности ныряет или неторопливо уплывает. С воды поднимается легко и летит быстро. Голос ее (в отличие от других поганок) приятный, свистящий,, вроде «биб-биб-биб» (Козлова, 1947), а в брачное время слышится трель «пите-пите-пите» (Дементьев, 1951).

По нашим наблюдениям, в некоторых местах поганки, наоборот, ведут себя очень осторожно, только изредка показываясь утром и вечером на небольших плесах. С появлением же птенцов он» держатся еще более скрыто и в самых недоступных местах, прячась среди зарослей тростника или береговой осоки, почти не показываясь в это время на открытой воде. Находясь на расстоянии 30—40 м от охотника, поганки успевают скрыться под воду раньше, чем до них долетит дробь после выстрела. Питается черношейная поганка главным образом беспозвоночными — жуками-плавунцами и их личинками, личинками стрекоз, бокоплавами, мелкими моллюсками и прочей живностью, вероятно, ловит и мелкую рыбу.

На рыбоводных прудах причиняет вред, поедая мальков, поэтому там нежелательна.
Охотничьего значения (как дичь) вследствие малочисленности и плохого качества мяса не имеет.