Белка. Сибирская Белка распространена по всей таежной полосе Сибири, исключая Камчатку; относится к особому подвиду обыкновенной Белки (Sciurus vulgaris calotus Gray), отличающемуся меньшим развитием белого цвета на нижней стороне тела, более темным и пушистым мехом в зимнее время. Летом Белка имеет черную, черновато-бурую или серо-рыжеватую окраску меха, но никогда не бывает такой ярко рыжей, как европейская. На территории Сибири Белка образует особые местные (географические) разновидности, слабо еще изученные, из которых можно указать на так называемую «теле-утку» (Алтай), отличающуюся крупным ростом, светлым и довольно грубым мехом и особой серовато- желтой окраской хвоста, и маньчжурскую (Приморье), хотя и крупную, но с менее ценным мехом.

Кроме этих разновидностей сибирская Белка способна давать бесчисленное количество цветовых вариаций, из которых в пушной торговле наиболее известны следующие: чернохвостка — темная Белка с почти черным хвостом и ушами, бурохвостка — более светлый сорт с значит. примесью бурого цвета на хвосте и ушах и краснохвостка — самая светлая Белка с рыжим хвостом и ушами, а иногда и примесью рыжего цвета на боках и на спине. Встречаются почти совершенно черные Белки, голубовато — серые, белые с красными ушами и хвостом, чисто-белые, палевые и пестрые. По качеству меха Белки различных районов Сибири сильно отличаются.

Наиболее темной и ценной является Белка Прибайкалья и горных районов Амурской области, хорошей считается Белка, добываемая в предгорьях Саян и восточной части Танну — Тувы, тоже Белка с верховьев реки Лены, особенно Киренский район (так называемая Карамская Белка), но чем дальше на Север, тем Белка становится хуже; ниже по качеству является Белка, добываемая вдоль линии железной дороги, на Запад от Иркутска, еще хуже и мельче Белка ангарская (низовья Ангары, Илим) и енисейская.

В Западной Сибири Белка делается еще более малоценной и по качеству меха лишь немногим превосходит Белку европейской части СССР. Качество Белки, как мехового товара, отражается и на весе ее шкурки: например, 1 000 сухих шкурок прибайкальской Белки весят 24 кг, качугской и тулуневской 22 кг, а братской лишь 20,8 кг. Параллельно с изменением качества меха и величины шкурки изменяется по различным районам и %-ное отношение чернохвостки, буpoхвостки и краснохвостки друг к другу в партиях; так, например, партии из Прибайкалья содержат до 80% чернохвостки, в то время как партии ангарской Белки имеют лишь 15—25% чернохвостой, остальное же приходится на бурохвостую и краснохвостую. Оценивая качество меха Белки из разных мест Сибири и %-ное отношение трех перечисленных выше сортов в партиях, пушники довольно точно устанавливают особые беличьи районы или «кряжи». Замечено также, что даже в пределах каждого «кряжа» Белка тем лучше по качеству меха, чем выше над уровнем моря и гористее та местность, где она обитает. На стоимость шкурки Белки, кроме качества волоса, ее величины и цвета, оказывает большое влияние степень ее зрелости, почему в пушной торговле Белок разбивают еще по сортам, на: выходную, синюху, подпаль, синеручку, возжанку, вешнюю, голявку и брак.

Белка является основным пушным животным, и значение ее в пушной торговле огромно. В последние довоенные годы всего в России добывалось Белки в среднем в год 15 млн. штук, из которых большая половина приходилась на Сибирь. Белка составляла около 35% всей добываемой ежегодно пушнины. Считая стоимость шкурки в 50 коп., общая стоимость добычи была равна 7,5 млн. руб, или 17,5% стоимости всей добываемой ежегодно пушнины. В послевоенное время значение Белки, как мехового товара, еще более увеличилось. Хотя количество добываемой Белки осталось почти на прежнем уровне (в 1923/24 всего добыто Белки 15 370 731 штук, в 1924/25—14 876 902 штук и 1925/26 — 11 366 127 штук), но рыночная стоимость ее увеличилась в 3 раза.
Белячий промысел представляет привычное занятие почти всего русского населения Сибири и особенно туземцев. Добывают Белку, главным образом, ружьем с собакой лайкой. Во многих районах Сибири, особенно Северном, добыча Белки производится плашками; этот способ добывания Белки является почти единственным во вторую половину зимы, когда из-за глубокого снега охота с собакой делается невозможной.

Начинается промысел Белки с середины октября, то есть с выпадением снега. Охота на Белку является несложной, почему ею часто занимаются подростки и даже женщины. Успех ее почти всецело зависит от качеств собаки. Последняя, найдя след Белки, идет по нему, загоняет ее на дерево и лает, давая знать хозяину. Охотник спешит к собаке, высматривает притаившуюся на дереве Белку и стреляет. Напуганный собакой зверек сидит очень смирно и иногда составляет много труда рассмотреть его среди густых веток ели или кедра. Охотятся на Белку чаще всего с гладкоствольными мелкокалиберными ружьями (в большом ходу пистонные одностволки — так называемые турки, вытесняемые теперь дробовыми ружьями системы Бердана и дрими, заряжающимися с «казны»).

Дробь употребляется не особенно крупная от 6 до 3 номеров. Многие туземцы еще и теперь стреляют Белок из мелкокалиберных винтовок, очень часто старинных «кремневок», маленькими пульками, стараясь попасть в голову, чтобы не испортить шкурки. Опытный охотник с хорошей собакой при удаче и обилии Белки добывает до десятка и более в день. В большие морозы, когда Белка большую часть времени проводит в своем теплом гнезде — так называемом «гайне», от которого далеко не уходит, некоторые промышленники охотятся и без собаки. Найдя утренний свежий след Белки, охотник внимательно осматривает ближайшие деревья, находит «гайно», стуча топором по дереву, выгоняет из него зверька и убивает. Иногда на такую охоту выезжает верхом на лошади, экономя тем силы и время. Отправляясь на промысел в отдаленную тайгу, промышленники составляют временные артели в несколько человек, сообща делают запасы всего необходимого для промысла, питаются из общего котла и поровну делят всю добытую пушнину.

С выпадением глубокого снега, то есть в начале января, промышленники выходят из тайги и реализуют свою добычу. Некоторые, немного отдохнув и сделав необходимые запасы, снова отправляются на промысел и живут в тайге до наступления весны, прекращая добычу Белки лишь тогда, когда ее шкурка сделается настолько плохой, что не представляет никакой ценности. Мясо Белки довольно вкусно, но оно редко употребляется в пищу промышленниками, чаще же всего скармливается собакам.

Несмотря на то, что Белка представляет из себя такой важный объект промысла, биология ее плохо изучена. По наблюдениям промышленников в разные годы Белка отдает предпочтение какой-либо определенной пище, в зависимости от этого ее приходится искать то в кедровниках, то в сосновых борах, то в «листвягах» или смешанном лесу. Особенно загадочны переселения Белок, которые бывают почти ежегодно и от которых иногда зависит так называемый «урожай» Белки в тех или других местах. Предсказать заранее направление переселений Белки представляется весьма важным, но при современном состоянии наших знаний сделать этого мы пока не можем.